Ответа он не дождался, и уже думал сделать выговор отвлекшейся помощницы, но взгляд зацепился, наконец, за информационный планшет, который держала спокойная Катерина.

Сто двадцать седьмой набор был неплохим. Однако смертность его финалистов сильно превышала стандартную для Организации. Кто–то проваливался и был убит. В основном, конечно, противником, но кое–кто и своими — как раскрытый носитель чувствительной информации или же как попытавшийся работать «на сторону». Некоторые просто показывали себя очень серо. Ремесленником, а не творцом. А из ремесленников выходили плохие агенты.

Не прерывая чтения, Мастер дошел до кресла в атриуме (где была оборудована зона отдыха для самого нижнего уровня) и грузно опустился в него. Не поднимая глаз, осведомился:

— На ваш взгляд, есть фавориты?

— С три десятка. В основном, бывшие силовики…

— Которых придется отучивать ломать дрова, — проворчал руководитель

— … но есть и научные работники, «белые» и «синие» воротнички, личности, связанные с Флотом, а также авантюристы с достаточно твёрдыми моральными принципами, — выпалила Катерина.

— Хм, достаточно широкий спектр. Диверсификацию одобряю. Пока свободны, спасибо.

На двадцатом досье «лица, в котором заинтересована Организация» Мастер не выдержал и пробежался взглядом по мероприятиям, сопровождавшим инициацию предыдущих кандидатов. Удивился. Загрузил двадцать шестой набор. Двадцать пятый. Да, вот оно, подумал он. С каждым разом мы всё больше пускали на самотёк отбор. Неудивительно, что в итоге вся селекция пошла наммунгу под хвост.

Третий Мастер решительно встал и направился к лифту. Пора наводить шум среди кураторов, а то они явно что–то расслабились. Пусть поработают не просто передаточным звеном от руководства к агентам, а поломают голову над разрешением нестандартной задачи.

— Мастер, чем обязаны? — мрачно поприветствовал его старший куратор Филлипос, отойдя от информационного табло. Его подчинённые вскочили с мест и встали по стойке «смирно». Третий поморщился.

— Вольно! Занимайтесь работой… я, Филлипос, пришел к выводу о необходимости коррекции программы индоктрикации наших кандидатов. Предыдущие кампании прошли, на мой взгляд, сыровато.

— Мне казалось, она и без того достаточно комплексная, — поднял бровь Филиппос. Он мог себе позволить такую вольность. В отличие от многих других.

— Действительно, — сощурился Мастер, глядя на какую–то диаграмму. — Однако мы слишком многое отдали на откуп судьбе. Пора заставить её работать на нас, вам не кажется?

Старший куратор склонил голову. Он понял невысказанное задание. Правда, как к нему подойти — пока не сообразил.

— Хорошо. Я жду ваших предложений через неделю, не дольше.

Не прощаясь, Третий насквозь прошел сквозь зал аналитиков. Отозвался на пару предложений по оптимизации. Принял пяток инфопланшетов. Получил пару просьб личного характера (об одном пометил в памяти «выдать нагоняй кадровикам»). Спустился обратно, на «минус шестой» уровень, незаметно повеселев. Неуловимая проблема, мучившая его всё утро, выявлена, и лучшие умы на этой планете начнут работу над её нейтрализацией. В своей команде он не сомневался.

Если всё получится с первого раза, то уже через полгода у него будет десяток хороших агентов. Не уровня «Чёрного» Тони или «Бешеного» ЛаМотта, о нет. Просто хороших, подготовленных агентов. Способных бескомпромиссно (возможно даже — болезненно) претворять волю Организации, но не сломаться.

В любом случае — в этот раз всё будет по–другому.



I. Один прекрасный день

-


Глава 1.1

Место: Город

Локация: Хаб.

Время: 0 ч. 45 минут от прибытия Кандидата. Зимний сезон.

После криогенной фуги Эрнест, как и остальные пассажиры челнока, пребывал в смешанных чувствах. Его слегка мутило, периодически накатывала сонливость и адски, безумно хотелось курить. И если первые два пункта он частично нивелировал неплохим кофе в «чистой» зоне, то с никотином пришлось подождать — багаж всё ещё задерживался. В этом пока что Город ничем не отличался от привычных вокзалов, аэропортов, хабов.

Зато было время поглядеть на разнокалиберную ползущую и шагающую инопланетную живность да почитать буклет для впервые приехавших. «Город для новоприбывших за двадцать пять страниц».

— Блаблабла, право на Хартию… — пробегался глазами Эрнест, — вытекающие права на общественную деятельность, старшая ответственность относительно «гостей», младшая перед «хозяевами»… Мда, увидеть бы ещё тех хозяев города.

— Не города, планеты, — встрял жизнерадостный приземистый толстячок, стоявший за ним в очереди на выдачу багажа. — Поверьте, молодой человек, если увидите их без маски — пару дней без сна вам обеспечено. Минимум.

— Мне с лица воду не пить, — хмыкнул Эрнест.

— Простите?

— Да так, приклеилась одна поговорка за время службы.

— Армия?

— Экспедиционный корпус.

— О, у меня сын хотел туда завербоваться. Не взяли, — вздохнул собеседник. — Зато во Флот удалось завербоваться.

— Тоже неплохо, — поддакнул Эрнест, не питавший тёплых чувств к «чернофлоту». Он хотел развить мысль, однако мимо прошелестела тройка арахнидов размером с такси. Джосеры. С ними он уже сталкивался. Правда, в прошлую встречу сержант Эрнест А. Н. и пауки находились по разные стороны прицела. И это чувство было довольно странным. Сосед, видимо, увидел его взгляд.

— Не волнуйтесь, местные пауки — вполне мирные, — прошептал он.

— Вполне?

— Раз в пять лет, как по расписанию, они начинают бунтовать. Требуют включения в Хартию.

— И как успехи?

— Хозяева подряжают местные СБ, сами распечатывают арсеналы. Достают свои хурутукули и стирают в порошок бунтующих.

Эрнест хмыкнул и по инерции похлопал по карманам куртки. Без оружия на бедре было всё ещё непривычно. За прошедшее с демобилизации время он уже перестроился к гражданской жизни. В основном. Не в части отсутствия чего–то, что поможет при встрече с бешеной нелюдью.

Лэндинг: [данные удалены]

Заголовок: Ситуация с иммигрантами выходит за приемлемые рамки

Одобрено Хозяевами: нет

Доброго утра, перцы.

Как вы знаете из более официозных и сухих газет, сегодня утром пребывает очередной лайнер с эмигрантами, покинувшими душные и безнадежные системы. Одно слово — Метрополия, дом наш страстно желаемый. На самом деле — нет, разумеется. Какой человек в здравом уме туда денется? Я знаю, перцы. Никто из вас.

А вообще–то есть нехорошая перспектива. Один лайнер — это пять тысяч человек, которые две недели будут жить в отличном таком социальном жилье и пытаться урвать работу, борясь за неё, как урдалеб в брачный сезон. Драться, сбивать цену, отбивать хорошую работу у добрых граждан. Оно нам надо, перцы? Я предлагаю сделать очень просто. Выпустить бы нам ещё одну сегрегационную метку.

Вы скажете — это какая–то диктатура. Антиутопия.

Но ей–богу, живём же мы с разделением на «чистые» и «нечистые» генотипы? Тех же кордулов записали всей толпой в «нечистые», а ведь они на самом деле…

<ОШИБКА ЧТЕНИЯ. ЛЭНДИНГ ЗАБЛОКИРОВАН ХОЗЯЕВАМИ. РАСПРОСТРАНЕНИЕ МАТЕРИАЛА БУДЕТ ВЕСТИ К ПОСЛЕДСТВИЯМ>

Наконец, прозрачная труба начала шуметь и вяло выплевывать на вращающуюся ленту чемоданы. Небольшой — прилично одетого мужчины. Два объемистых — модно одетой девушки (её спутник дождался своего рюкзака и подозвал носильщика). О, а вот и Эрнестов контейнер. И облепивший его маскировочный «хамелеоновый» чехол, постоянно привлекающий внимание зевак. Чемодан глухо стукнулся о ленту и медленно стал окрашиваться под её цвет. Эрнест привычно схватил за единственное видимое место (ручку), выдернул чемодан на пол и обернулся к соседу по очереди:

— Спасибо за познавательную беседу. Удачи вам…

— Подождите, месье, — замахал руками тот и начал рыться в карманах. — Если вам нужна будет историческая, финансовая или алкогольная справка — звоните и пишите в любое время суток, — собеседник протянул синюю визитку, на которой медным пятном подмигивал архаичный чип.

«Жак, Гаспар. Консалтинговые услуги» — гласил текст

— Я — Эрнест, — просто представился он и пожал руку месье Жак. — К сожалению, не смогу вам дать свои контакты. Я только прибыл, и коммуникатор ещё не перерегистрирован.

— Не проблема, — отмахнулся консультант, выхватывая небольшой чемоданчик с ленты под ворчание очереди. — В любое время дня и ночи, помните, Эрнест!

Оставив смущенного собеседника, мсье укатился в сторону особого коридора с покрытием синего цвета, где пристроился за тремя моржеподобными созданиями (урдалебы, если брошюра не врала). А демобилизованному приезжему осталось вздохнуть и пройти в обычный, «зеленый» коридор. Там хоть и было меньше созданий, чем в «гостевом», но всё равно — не легче. И всё так же хотелось курить.



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: