Анна Богарне
Акватория
Ханна

Пролог

В оформлении обложки использовано изображение с https://pixabay.com/ru/photos/люди-человек-женщина-холдинг-руки-2568247/.


Она сидела в уютном купе и устало смотрела в окно. Дождь лупил по стёклам, размазывая зелёный пейзаж. Тепло, уют, и барабанная дробь медленно укачивали, погружая в сонное состояние наяву. Она не думала ни о чём, разве что немножко о Пабло — первом мужчине, которого по-настоящему полюбила. «Угораздило же влюбиться в старика», — хмыкала под нос. Проводник предложил чаю и обед, получив тактичный отказ. К тридцати шести годам девушка, наконец, научилась премудростям взаимоотношений. Без влияния Пабло не обошлось. Он был ворчливым, но крайне осторожным в общении человеком. Ливень усилился, отвлекая внимание. Ничего удивительного — ирландское лето. Ханна пыталась припомнить, зачем согласилась на эту поездку, и почему заикалась, а не сказала твёрдое нет. Неуклюжий момент выпорхнул из памяти и растворился.

Ежегодный всемирный съезд археологов каждый раз проходил в новой стране. Девушка ни разу на нём не бывала, трудясь над очередной теорией, и работая в поте лица. Она искренне полагала, что конференции и сборы придуманы лентяями для лентяев. Схема незамысловатая. Вначале они обсудят прогремевшие открытия, затем будет приём и концерт, а ночью подберут себе пару для развлечения, попрощавшись к утру. Её это не прельщало. Ну, разве что поначалу.

Настроение было подстать погоде, а люди раздражающим фактором. Она облокотилась о спинку кресла, безразлично уставившись в проход. Большая часть пассажиров дремала в пути, за одним исключением. Широкоплечий мужчина с вьющимися, седеющими волосами, пышной бородой и очками, сдвинутыми на переносице, читал книгу. С заметным обожанием он переворачивал страницы, магнетизируя. Ханна невольно отметила, что у него нет на пальце кольца, и безумно улыбнулась, представляя, как крепкие руки подхватывают её и усаживают на стол, скрываясь под юбкой. Раскрасневшись, она потрясла головой. «Нельзя же кидаться на первого встречного!» Она отвернулась, и стала наблюдать за обгонявшими друг друга каплями, стремившимися первыми добраться до финиша. Наверное, задремала, и резкое движение побудило встрепенуться всем телом. Испуганно, девушка уставилась на соседа. Мужчина широко и лучезарно ей улыбался, очки исчезли с переносицы, скорее всего возвратившись в очешник. Ханна потёрла кулачками глаза.

— Извините, что отвлекаю, — пробасил притягательный голос, уголки губ поползли вверх. — Я вас разбудил?

— Похоже на то. — Лицо собеседника имело четкие линии, выдающийся подбородок, а глаза вызвали особый восторг. Такого глубокого серого цвета радужки она ещё не встречала.

— Простите. Я видел, что вы скучаете. Вот и решил составить компанию, — окинул взглядом купе спящих людей, с соседнего ряда доносилось похрапывание.

— Очень приятно, — смутилась она.

— Куда держите путь? — Крепкие руки выделялись под рубашкой, и он соблазнительно ими жестикулировал. Ханна задумалась, как давно у неё не было близости. «Ещё немного и потекут слюнки». Мужчина ехидно ухмыльнулся, ожидая ответ.

— В Дублин, — буркнула недовольно, вспомнив о цели поездки.

— Не горите желанием? — взгляд опустился на декольте и на мгновение там задержался. «Им то я как раз и горю».

Сверкая манящими озёрами глаз, он плавно опустил горячую, крупную ладонь ей на колено. Она шумно выдохнула, но останавливать не стала, и незнакомец продолжил движение. Ладонь ласкала, кожа горела под ней. Дразня, он поднимался всё выше. Девушка закрыла глаза, и слегка приоткрыла рот от удовольствия. Мужчина бесцеремонно раскрыл книгу, прикрывая интимную встречу от любопытных глаз, и добрался до желаемого. Тяжело дыша, он наклонился и ухватил губами за мочку уха. Ханна застонала, но тут же притихла спохватившись. Женщина с соседнего ряда прервала храп, хрюкнула, и затянула новую песнь. Он хмыкнул ей в ухо, щекоча бородой, и продолжил доставлять удовольствие. Она ёрзала на кресле, наслаждение накатывало плавно, не спеша, а после перешло в наваждение. Он тоже постанывал, ускоряясь, и разжигая пожар страсти сильнее. Не успела она опомниться, как незнакомец уже прижимал её к стене тамбура. Руки блуждали по телу, прокрадываясь под одежду. Он напористо обладал ею стоя, придерживая изящную ножку у своего бедра. Ритм слияния в какой-то момент совпал со звуком колёс, отстукивавших резво и слаженно. Она кричала и плакала, взрываясь миллионами импульсов, проходивших сквозь тело.

Поезд остановился, двери распахнулись. Незнакомец отпрянул, заправил рубаху в джинсы, и выскочил на перрон. А она, взъерошенная и довольная, поспешила забрать припрятанный под креслом багаж. Шагая по вокзалу, Ханна ощущала легкость в ногах, словно ничего и не весила. Чувство было знакомым, но позабытым. Девушка вдруг поняла, насколько странной оказалась её поездка. Не зная о нём абсолютно ничего, она позволила себе окунуться в объятия страсти, положившись лишь на силу притяжения. «Интересно, он был уверен, что я соглашусь? Или рисковал?». В памяти всплыли горячие руки скользившие по ноге, и уши изменили окраску. Она искала его глазами. Напрасно. Страстный незнакомец куда-то исчез.

Проезжая по городу, успела разглядеть кусочек красоты. В Дублине сохранились старинные здания, поразительнее трудно было придумать: заострённые, мрачные, линии — мечта перфекциониста. Распорядитель съезда забронировал номер в отеле, четыре звезды. «Не плохо». Портье встретил кислой миной, и вяло открыл дверь, зевая. Дождь вновь хлынул с небес, заливая тротуары. Погода располагала ко сну, и она не держала обиды на местного жителя.

Номер находился на третьем этаже, и расчудесным видом не баловал. Однако был чистым, аккуратным и довольно просторным. На большее она и не рассчитывала. Припомнился отдых в Израиле. Пабло решил, что ей, как археологу, будет интересно посетить историческую ценность мировой величины, а как обладательнице еврейских корней — познакомиться с культурой. Родители девушки были родом из маленького городка этой прекрасной страны, но мигрировали ещё в подростковом возрасте. Так что, она родилась и выросла на просторах Английского королевства. В искренность намерений своего мужчины она не верила, предполагая, что он спит и видит, как вытравить бесов у неё из души. Ханне часто снились кошмары, и время от времени накатывали депрессии. В такие дни ничего не хотелось, просто лежать. Супруг переживал, и, возможно, надеялся на чудо.

Экскурсией и посещением святынь она осталась довольна сверх меры. Девушка верила в существование высшего разума и других существ. А как же иначе? Вселенная слишком велика, чтобы люди были в ней одиноки. А вот отель произвёл неизгладимое впечатление: дырявые наволочки и шторы, размазанная по полу грязь, тараканы, чумазая ванна, и громадное пятно сомнительного происхождения на подушке. Самое интересное, что другие отели не уступали этому в чистоте. Путешественникам пришлось смириться, и наслаждаться долгожданным отпуском.

Встреча была назначена на завтра, и она решила отмокнуть, и привести себя в порядок. Ежегодно совет выбирал лучшего, и она рассчитывала на победу. Утварь в Египте, тысячелетние кости в Перу — достойны, как минимум, куска бумаги с выцарапанным именем. Впрочем, и коллеги не стояли на месте, обнаружив на юге Мексики замысловатое сооружение, похожее на пирамиду. Ханна потянулась, вода скользила по телу. «Достаточно ли они изучили строение? Марк не любитель детально мыслить». Подушки были чересчур мягкими, и девушка буквально в них утонула. Глаза слипались, веки вмиг стали тяжелыми. Впервые за год она засыпала спокойно, а виной всему прекрасный незнакомец. Ей снились серые, глубокие глаза, откровенная улыбка, седеющие виски и борода. Она запускала пальцы во вьющиеся волосы, мягкие и шелковистые. А в реальности зажимала одеяло между ног, и пускала слюну на подушку.

Глава 1
Съезд

Утро выдалось таким же пасмурным. Дождь лил как из ведра, серость асфальта дополняла природную. Ханна тяжело вздохнула потягиваясь. «Если и чашечка кофе не исправит ситуацию, ничто не исправит». Звонок на ресепшен, и спустя десять минут, потраченных на умывание, она вдыхала любимый аромат, и чувствовала себя намного лучше. Молоко на подносе осталось нетронутым, девушка предпочитала напиток в натуральном виде. Так было не только с кофе. Множество лет назад, будучи юной и недостаточно сообразительной, она могла размениваться на красоту и встречать по обложке. Приобретя опыт, осознала — нет ничего прекраснее естественности, и ценила её во всем: окружающем мире, искусстве, людях. Модные веяния сменялись с немыслимой быстротой. Ханна помнила, как на пике была худоба, татуаж, губы-пельмени. Губастые дамы нравились Пабло. Задумавшись, она дёрнулась, и расплескала напиток.



По книгам: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я [EN] [0-9]
По авторам: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я [EN] [0-9]
По сериям: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я [EN] [0-9]

Поделитесь ссылкой в социальных сетях: