Отбросив плитку в сторону, Шакиб схватил Аллу за руку и потащил ее на улицу. Она, спотыкаясь, едва поспевала за ним.

— Ты на автобусе приехала? Значит, дорогу на станцию они не знают. Бежим.

От волнения у нее сбилось дыхание, поэтому через короткое время им пришлось перейти на шаг. Шакиб постоянно прислушивался, но звуков погони пока не было слышно. Путь до станции, обычно занимаюший не более десяти минут, сейчас показался ему бесконечно долгим.

— На станции люди будут, — тяжело дыша, просипела Алла, — можно на помощь позвать. Или милицию вызвать.

Еще издалека они увидели, что платформа, освещенная парой тусклых фонарей, была пуста. Это была именно платформа — здесь не было ни кассы, ни телефона-автомата. Справа из темноты ударил луч приближающейся электрички. Шакиб прикинул расстояние — до бетонных ступенек перрона оставалось еще метров двести. Он посмотрел на Аллу. Она еле передвигала ноги от усталости, а электричка уже замедляла ход для остановки. Времени на размышления не оставалось. Он присел и, подхватив Аллу под колени, взвалил себе на плечо. «Только не упасть, только не упасть…» — твердил он про себя, пытаясь разглядеть дорогу под ногами. Электричка уже медленно ползла вдоль платформы. Когда до лестницы оставалось метров десять, Алла, поняв, что он выдыхается, забарабанила ладонями по его спине:

— Я сама. Опусти меня — я смогу.

Поставив ее на ноги, он ощутил необычайную легкость. Взявшись за руки, они преодолели ступеньки и подбежали к последнему вагону. Составы на этой ветке Балтийского вокзала ходили старой конструкции — двери были не автоматическими, а открывались простым нажатием ручки. Несмотря на грозные предупреждения, висевшие на всех станциях, вечно опаздывающие пассажиры и спрыгивали до полной остановки поезда, и садились, догоняя уходивший вагон.

Шакиб распахнул дверь в тамбур и оглянулся назад. Неожиданно из темноты в круг света ворвался Джамал. Наклонив голову и не отрывая взгляда от своих жертв, он несся вперед, словно разъяренный бык. Из его обмотанного полотенцем кулака торчало длинное лезвие. Раздался гудок, электричка начала очень медленно двигаться. Шакиб втолкнул Аллу в тамбур и остался на платформе, повернувшись лицом к преследователю.

Ему удалось отбить острие, направленное ему прямо в сердце, но Джамал был ниже и массивнее — лезвие прошло под нижним ребром и целиком погрузилось в напряженную плоть. От пронзившей его боли он перестал дышать и видеть. Тело его перестало слушаться и падало в какую-то бесконечную бездну.

— Аль-Лат, — беззвучно, одними губами произнес он, — «никто из молящихся ей не останется жив»… Живи, Аль-Лат…

Санкт-Петербург
декабрь 2016



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: