- Our connection is fast and fat! - гордо извещала надпись чуть ниже.

- Китай, - оторопело сказала Ева.

- Что? - не понял Валерка. - Ты зачем подошла, уйди немедленно, вдруг эта хрень инопланетная сейчас взорвётся?

- Эта инопланетная хрень, - сказала Ева, - сделана в Китае. Тут написано, что их связь быстрая и жирная. Кто ещё таки ошибки сделает?

- То есть, - Валерка переводил взгляд с ретранслятора на Еву, руины за окном и обратно, - эта вот штука сделана китайцами для гражданского иностранного рынка, за окном постапокалипсис и припять, да вдобавок ещё и стреляют. Вывод?

- АТО, - истерически хихикнула Ева. - И перемога.

- Не смешно, - Валерка подошёл к окну, - Смотри, там...

Ева всхлипнула.

- Ну только вот сопли не разводи! - Валерка повернулся и осёкся.

Ева смотрела в его сторону очень большими, полными боли глазами. Из её груди на верных тридцать сантиметров торчало окровавленное, чуть изогнутое, лезвие. По одежде стремительно расплывалось большое тёмное пятно. Столь же тёмная, словно бесформенная, ни единого чёткого контура, человеческая фигура в глухом шлеме, тактической разгрузе и с какими-то совсем уж неизвестного предназначения коробочками и подсумками стояла за ней - как за живым щитом. Пока ещё живым.

Окровавленный клинок с влажным хрустом исчез. Тело Евы обмякло и рухнуло на пол, словно вместе с мечом из неё вырвали и последние остатки жизни.

Валерка оцепенел.

Первый раз у него перед глазами настолько буднично и безразлично убили человека.

- Ну, давай, - хрипло каркнул он и стиснул кулаки.

Короткий взмах меча и коробка ретранслятора на глазах распалась надвое. Затем человек в бесформенном камуфляже отставил руку с мечом за спину, перехватил его обратным хватом и шагнул навстречу Валерке.

Свои шансы тот оценивал вполне здраво - но бежать не было уже ни сил, ни желания. Да и возможности, наверняка, тоже. Двигался невысокий человек с мечом плавно и на удивление быстро.

Правда, это уже не имело значения. Кто бы ни ставил ретранслятор, о страховке он тоже позаботился. Дом содрогнулся от фундамента до крыши, и принялся складываться как игрушечный со всем содержимым.


***


Валерка пришёл в себя на груде битого щебня. Падение он запомнил плохо - что-то рушилось, он куда-то падал, что-то снова рушилось, и ни в какую целую картинку это всё не складывалось и при всём желании.

Зато меч он вспомнил сразу.

Тот лежал на замусоренном асфальте, буквально в метре от Валерки, чистый до зеркального блеска, и подмигивал неизвестного предназначения индикатором в оплетённой шероховатым пластиком рукояти. Очень ухватистой, как оказалось, тёплой рукояти.

Зачем Валерка подобрал меч, он бы не ответил и при всём желании. Но в том, что меч понадобился ему незамедлительно, сомнений тоже не было.

Высокий, чуть ли не двухметровый, азиат с точёными, почти модельными скулами, чёрными миндалевидными глазами, и белыми, совершенно ненатурального оттенка волосами стоял чуть в стороне на груде обломков и презрительно смотрел на Валерку.

На боку его длиннополого плаща виднелись хорошо узнаваемые двойные ножны - одни, чуть выше, под большой меч, другие под клинок покороче. Кобура на бедре, что-то угловатое на ремне за спиной и такой же ворох подсумков, магнитных креплений и разгрузок... ничем хорошим общение с этим человеком закончиться не могло.

А потому, долго раздумывать Валерка не стал. Он перехватил меч двумя руками, выставил перед собой и с нечленораздельным криком бросился на противника.

Грохота выстрела он не услышал. Просто нога в какой-то момент отказала и Валерка рухнул на асфальт. Боль пришла только после второго выстрела - и, пока Валерка тщетно пытался хотя бы опереться на меч, третий выстрел словно кувалдой ударил его по руке с оружием. Меч выпал из мигом ослабевших пальцев.

Валерка оторопело поднёс к глазам искалеченную руку. Та болталась чуть ниже локтя на лохмотьях пропитанной кровью одежды и больше никак с тем локтём не соединялась

- А? - на что-то более членораздельное Валерки так и не хватило. - А?

Стрелок неторопливо подошёл к Валерке и пинком опрокинул его на спину. Небо мелькнуло у того перед глазами и стремительно померкло.

Звук выстрела, если тот и был, Валерка уже не услышал.

В себя он пришёл медленно и мучительно, как после горячечного кошмара. Чистый белый потолок, мягкая кровать и экран на стене пребывали в разительном контрасте с предшествующими воспоминаниями.

Экран работал.

- Конана!- под истеричный фальцет чокнутой мультяшки на экране появился огромный, с небольшой батон колбасы размером, банан жёлто-зелёного цвета с пририсованными к нему мультяшными глазами и дебильной улыбкой.

- КО-НА-НА! - буквы сразу нескольких алфавитов - русского, латиницы, японского, и какие-то совсем уж неопознаваемые закорючки, вроде хинди, загорались на экране в такт каждому выкрику.

- Неповторимая! Тягучая! Упругая! Колбасная! Мятная! За-ме-ча-тель-на-я! Генномодифицированная! Конана! - банан достал огромный нож и принялся нарезать себя дольками, внутри оказавшись похожим на обычную колбасу. - Заказывайте в местной сети доставки всего за 1.99! Внимание, после десяти лет хранения возможно появление столь любимого ценителями привкуса тунца!

- Думаю, культурного шока на сегодня вполне достаточно, - телевизор сам по себе отключился. Перед Валеркой появился лысый человек неопознаваемого возраста, из тех, кто от примерно сорока и до смерти практически не меняется, в дорогом костюме, и, почему-то со вполне профессиональным макияжем. Помада, тени... выглядел он совсем как одна из дорогих шарнирных кукол - тех, где ценник начинается от нескольких сотен долларов без стоимости одежды.

При мысли о куклах Валерка незамедлительно вспомнил Еву - и все недавние события, которые, будь у него выбор, предпочёл бы не вспоминать никогда.

- Валерий Дымов, - неторопливо произнёс человек. - Русский. Вне сомнений - наиболее старый из всех ныне живущих людей на Земле... если не учитывать биологический возраст и полное отсутствие любых документов.

- Как? - Валерка попытался собрать расползающиеся осколки рассудка воедино. - Где...

- Правильный вопрос, - без тени улыбки произнёс человек перед ним, - когда?

На экране за его спиной возникла карта. Сколько-то узнаваемыми для Валерки оказались разве что контуры Европы.

- Две тысячи пятьсот двадцать четвёртый год. Август. Полигон... - человек едва заметно усмехнулся, - впрочем, уже не полигон. Статус полигона ликвидирован вместе с компанией-владельцем. Дикая территория Западная Европа под контролем Центрального Комитета Партий Объединённого Мирового Правительства. Вам, полагаю, более известная как Франция.

Валерка молчал.

- Стандартная процедура допроса свидетелей подразумевает, - неторопливо продолжил человек, - использование ряда... специальных методов дознания. К сожалению, они довольно редко дают сбои - поэтому на руках моего отдела сейчас проблема. Вы. Очень и очень интересный человек без документов, задержанный с оружием в руках на месте... не вполне законного отчуждения ряда ноу-хау третьими сторонами.

- И вы, - собрался, наконец, с мыслями Валерка, - одна из этих сторон.

Человек умолк.

- Кажется, я вас недооценил, - продолжил, наконец, он. - Что же, это многое упрощает. Я бы хотел услышать ваше мнение о... произошедшем.

- Я не знаю, чего вы хотели добиться, - начал Валерка. - Но вместо этого получились мы. Наверняка слишком далеко и наверняка слишком бесполезно. Насколько значимо то, что я увидел на полигоне - я не знаю. Вряд ли много. Я прав?

- Да, - согласился его собеседник. - Все опознанные вами... участники давно известны. Сам эксперимент, к сожалению, настолько же бесполезен, насколько и уникален.

- Значит, - продолжил Валерка, - остаюсь я сам. Иначе бы я просто не проснулся, или проснулся на помойке.

- Браво, - совершенно искренне произнёс человек. - Идеальное попадание. Видите ли, при всём ранее сказанном, вы - аномалия. Уникальная, и, насколько я понимаю, в принципе неповторимая в ближайшие столетия. А потому, достаточный интерес предоставляет уже сам факт вашего существования и то, какие... сущности приняли в нём деятельное участие. А мы готовы за это платить.

- И что же вы можете предложить, - усмехнулся Валерка, - такому уникальному мне?

- Новую жизнь, - ответил его собеседник, - и старую месть. Ничего экстраординарного.

- И как вы себе это представляете? - продолжил Валерка. - Дадите мне инвалидную коляску с пулемётом на гусеницах?

- Мысль оригинальная, - по губам человека скользнула тень улыбки, - но ошибочная. Вы не представляете наши возможности. Я гарантирую, через полгода вы, если очень приспичит, сможете выйти из небоскрёба через окно сотого этажа - и выжить. А ещё через несколько лет - заколотить оба меча Сина Куроно ему в глотку. Если уцелеете. Ну?



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: