- Шаговая доступность от лифта центральной администрации, трёх больших частных представительств и торгово-экономического центра большой пятёрки, - напомнил Дым.

- Когда я советовала тебе чаще пользоваться цифровым ассистентом, - недовольно сказала Дита, - я совсем забыла, что новички тут же принимаются злоупотреблять поиском. Успокойся, параноик. Разумеется, кондо в шаговой доступности этих лавочек, здешние обитатели все там и работают!

- Ладно, - устало согласился Дым. - Я новичок и у меня нет опыта. Как скажешь.

В его руке несколько раз клацнула фиксаторами телескопическая дубинка.

- Эт чо? - вскинулась Дита. - Куда ты с одной дилдой намылился?

- На задержание? - несмело поинтересовался Дым. У нас же в программе именно оно?

- Пистолет у тебя где, дефект? - резко спросила его напарница.

- Здесь, - Дым отвернул борт пиджака и продемонстрировал сервокобуру. - "Чёрный Кугуар", одна штука.

- Ладно, - махнула рукой Дита. - Пуля-другая, и даже ты поумнеешь. Главное, не головой их собирай, и всё будет нормально. Починят.

- Это же обычный посредник? - спросил Дым. - Какие с ним могут быть проблемы?

- Вот и узнаем, - его напарница деловито повернулась к лифтам. - Вперёд, новичок. Работаем!

Если верить сервисной видеосети кондоминиума, в коридорах царили пустота и порядок. Двигались в них только бытовые дроиды, и то - между цветочными горшками и декоративными панелями с комнатным вьюном.

- Как-то спокойно тут, а? - пока лифт неторопливо ехал на сто второй жилой этаж, Дым изучал предоставленную Дитой картинку.

- День же, - отмахнулась напарница. Все или спят, или работают. Вот приди ты сюда вечером...

- Ну, я не знаю, - двери лифта наконец пришли в движение. - Эти вот... садоводы на батарейках, они точно без сюрпризов?

- Железно, - отрезала Дита. - Я проверила.

- Ну, раз так, - Дым отдал серию коротких приказов на чип. - Евразия Инкорпорейтед, отдел Зиверса, личный позывной Дым. Приступаю к задержанию.

- У-у-у, - ехидно прокомментировала это Дита. - Какой ты мужественный, когда официальный!

Дверь квартиры подозреваемого беззвучно проглотила допуск агента и, столь же беззвучно, пришла в движение. Дым стиснул дубинку в руках и решительно шагнул в огромную квартиру-студию без единой капитальной стены.

- Евразия Инкорпорейтед! - выкрикнул он. - Всем оставаться на местах!

- Это просто возмутительно! - коротко стриженая высокая худая блондинка недовольно повернулась к нему от распахнутой ниши стенного шкафа.

Богатый ассортимент деловых и выходных костюмов в шкафу крайне выгодно подчёркивал, что из предметов одежды в этот момент на блондинке имелись лишь алые кружевные трусы и тонкая палладиевая цепочка с багровыми капельками нескольких рубинов между аккуратными грудями.

Движение на периферии зрения Дым, тем не менее, заметил вовремя.

Только вот поделать с этим ничего уже не смог.

Две угольно-чёрных оживших металлических статуи с багровыми окулярами нашлемных визоров надвинулись беспощадно и синхронно. Встречный удар дубинкой без особого толку завяз в подставленной металлической ладони. Взвыли сервоприводы, с жалобным хрустом лопнул смятый как пивная жестянка металл дубинки, а похожий на устройство для забивания свай металлический кулак отбросил Дыма к окну.

- Кажется, - обалдело подумал Дым, пока у него перед глазами проплывали недовольно сжатые губы и ледяные серые глаза блондинки, - информатор нам как-то соврал...

Нейростабилизаторы удержали его в сознании, но два человека в штурмовых экзо-комплектах всё равно неумолимо превратились в четыре. Ближние подхватили Дыма под руки, и, почти без замаха, бросили спиной вперёд.

В окно.

- Дым, ответь! - в трансляции надрывалась Дита. - У меня пропала картинка, ответь, что у тебя проиходит?

- Всё нормально, - хихикнул агент в облаке мелкого стеклянного крошева. - Падаю!


00


Большинство экспертов утверждает, что наибольшую угрозу миру несут случайности. Именно здесь принимаемся за работу мы, профессионалы. Угрожающие миру случайности - наша профессия.

Натаниэль Боренштайн


До Бобруйска оставалось всего ничего, километров сорок, но дождь успел быстрее. Впрочем, называть этого внебрачного родственника тропического ливня дождём не поворачивался язык. Видимость на чистой белорусской трассе просто кончилась. Тугие плотные струи упали на землю с шумом и грохотом электрички на полном ходу .

- Приехали, - водитель остановил машину на обочине и устало откинулся на спинку водительского кресла своей "шестёрки". - Вы как хотите, а я по такой погоде и метра больше не поеду.

- Ром, да мы как-то и не особо настаиваем, - его сосед, повернулся вполоборота к заднему сиденью. - Девчонки, что у нас там с едой? Вроде оставались какие-то бутерброды...

- Оставались, - усмехнулся Роман. - километров сто назад. Когда они пакетами шуршать начали.

- А мы вам предлагали! - обиженно заявила брюнетка в новенькой гимнастёрке и юбке РККА образца ранних сороковых. - И тебе, и Валерке!

- Предлагали, - согласился Валерка. - И?

- И? - повторила брюнетка.

- И мы попросили оставить, - Роман усмехнулся. - Забыла уже, да?

- Справедливости ради, - вторая пассажирка на заднем сиденье, миниатюрная шатенка в летней белой рубашке и тонких джинсовых шортах, обезоруживающе улыбнулась, - тогда она их тебе оставила.

- Только потом всё равно съела, да? - закончил Роман. - Ева, ну хоть ты мне скажи, как женщина, вот зачем Миг столько жрёт, если у неё с этого растёт только жопа, а сисек как не было, так и нет?

- Зато у тебя второй размер, - брюнетка за словом в карман не лезла. - Скоро в своём клубе по четвергам сам на сцене выступать сможешь! И его тогда, наконец, переименуют. В "Голубую Устрицу"! Все тётки за полтос твои!

- Не, Валерка, ты видел, а? - Роман повернулся к соседу. - И вот после этого она ещё хочет от меня новых рисунков про свою ненаглядную гомосятину!

- Правильно хочет, - невозмутимо ответил тот. - Пацан сказал, пацан сделал. Нечего было обещать. Я вот не обещаю - и преспокойно себе живу.

- Угу, не обещает он, как же, - фыркнула Ева. - От планшета клещами не оторвёшь. Нет бы с женой погулять!

- Ева, солнышко, а сейчас мы чем заняты? - поинтересовался Валерка.

- Руганью в машине? - невинно предположила та. - Ливень стихает, кстати.

Действительно, яростного дождя хватило ненадолго. Хляби небесные иссякали столь же быстро, сколь и разверзлись. В отдалении ещё погромыхивало, но плотные струи на глазах сменяла мелкая водяная пыль.

- Я водитель и не хочу никуда ехать, - заявил Роман. - Я хочу банку пива и жрат.

- Пива не обещаю, ты за рулём, - сказала Миг, - а вот насчёт "жрат" есть варианты.

- Ты же всё съела? - недоверчиво спросил Роман. - Или нет?

- Съела, - подтвердила Миг. - Только...

- Только что? - с тем же подозрением в голосе продолжил Роман.

- Ты нас у поворота на посёлок остановил, - Миг вытянула руку вперёд. - Вон их магазин видно.

Действительно, за пеленой мороси вырисовывались более чем узнаваемые контуры придорожного сельского магазинчика.

- Тогда на тебе сто пятьсот местных денег, - Роман выудил из поясной сумки жиденькую пачку белорусских рублей, - и пулей за едой, боец!

- А чего сразу я? - надулась Миг

- Потому что твои сапоги на тебе, а наши - в багажнике, - объяснил Роман. - Или ты думаешь, Ева в сандалиях на босу ногу по этим говнам аки Христос по воде пройдёт? У неё, конечно, много разных достоинств, но такого я не припомню.

- Пфф, - Миг выхватила деньги из протянутой руки. - Тогда мне шоколадку!

- Хоть две, - согласился Роман. - Кваса баллон у них возьми, батон в нарезке, и колбасы что ли, какой-нибудь, или баранины копчёной. Что будет, в общем.

- Угу, - Миг приоткрыла дверь, недовольно поёжилась от волны мокрого холодного воздуха, и решительно выпрыгнула наружу.

- Детский сад, - прокомментировал это Валерка, когда она удалилась на безопасное расстояние. - Вторая группа.

- Ясли, - поправил его Роман.

- Да ладно вам, мальчики! - заступилась Ева. - Первая реконструкция у девчонки. А то сами первый выезд забыли!

- Намаемся мы с ней, - вздохнул Роман.

- Намаемся, - согласилась Ева. - Но всё лучше, чем в Киеве.

- И не говори, - Роман выудил из кармана слегка мятую пачку сигарет, поймал осуждающий взгляд Евы и убрал обратно. - Козлы, блин.

В машине воцарилось молчание. Говорить о политике никому из реконструкторов давно уже не хотелось.

Над головой снова грохнуло.

- Гроза на второй заход, что ли, пошла? - Роман приоткрыл окно. - Хотя нет, вроде уже даже не каплет...

- Самолёт подбили, - без тени иронии предположил Валерка.

- Даже в шутку так не говори! - тут же откликнулась Ева. - Просила же, ну сколько можно! Хватит просирать дружбомагию!



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: