- Давай! - скомандовал Дым.

Падение вернуло его в зону излучения психотронного эмиттера - но даже сквозь пелену боли агент успел нанести свой последний удар. Под гулкий треск пороховых ускорителей бронированная перчатка выбросила длинные, верных тридцать сантиметров, штыри-пробойники глубоко в синтетическую плоть, металл и пластик химеры, а одноразовый конденсатор высокой мощности завершил начатое. Яростная плазменная дуга на мгновение вспыхнула между штырями пробойника и спекла внутренности химеры в оплавленный ком.

Удар агента пробил её насквозь, от позвоночного столба в основании черепа, до гидравлических насосов и основных энергетических накопителей в гипертрофированном торсе.

Даже многократно дублированным системам оказалось не по силам компенсировать повреждения сразу - а на потом времени уже не осталось.

Айша поднялась с колен и развалила искалеченную химеру на куски - вместе с намертво застрявшей в ней изувеченной отдачей рукой агента.


***


- Эй, - от неприятных воспоминаний Дыма отвлекла посетительница.

В дверях палаты стояла Дита. На этот раз - в мягкой замшевой куртке цвета хаки с декоративной бахромой, нарочито-грубой светло-коричневой блузке с вышитым по ней замысловатым геометрическим орнаментом, зелёной юбке по колено из такой же нарочито-грубой ткани цвета хаки и мягких кожаных сапожках на каблуке. В руках она держала здоровенный букет живых цветов: розы и лилии, вперемешку, самых безумных цветов.

- Вау, - прокомментировал это Дым.

- Не спеши, дефект, - усмехнулась Дита. - Это не тебе.

Она прошла к занавеске и осторожно сдвинула её свободной рукой в сторону.

Теперь Дым наконец-то смог опознать соседку.

На сложной медицинской конструкции с большим количеством тонких гибких манипуляторов лежала солистка "Электронного Квартета". Над местом вырванного до половины электронного блока в груди девочки деловито возился целый лес тонких гибких щупалец с хромированными иглами наконечников. Несколько щупалец потолще мерно пульсировали в районе основных артерий пациентки. Судя по контрольным данным в открытом доступе, без них пациентка давно бы умерла.

- Саша, извини, это целиком моя вина, - Дита сжала тонкую бледную кисть обеими руками. С букета на пол упали несколько блестящих капель воды.

Губы солистки шевельнулись - без малейшего звука. После короткой паузы что-то неприятно проскрежетало, и один из медицинских приборов начал транслировать речь.

- Цветы уронишь, - для передачи речи динамик прибора явно не годился. Звучала она как из плохого мегафона. Очень плохого, фонящего, мегафона.

Дита растеряно огляделась.

- Вот эту хрень возьми, - Дым кивнул на глубокий медицинский контейнер с хромированными сменными головками хирургических щупалец.

Дита растеряно кивнула, вывалила жалобно звякнувшие инструменты на столик, и воткнула букет в металлическую ёмкость.

- Не вини себя, - продолжила солистка. - Ты не могла этого предусмотреть.

- Я могла не успеть, - к глубокому удивлению Дыма, его напарница упала на колени рядом с ложем солистки. - Эти ублюдки...

- Умерли, - голосом робота-убийцы произнёс динамик. - А твой напарник лично убил их предводителя. Они больше не смогут никого убить. Никогда.

- Серьёзно? - переспросила Дита. - Химеру? Дым? Лично?

- Вот этими самыми руками, - агент приподнял культю, насколько это вообще позволил закреплённый на системе питания лубок-регенератор. - И кстати. У меня есть парочка вопросов.

- Тебе лучше бы ответить, Дита, - поддержал его динамик. - Я думаю, он имеет право знать.

- Хорошо, - вздохнула она. - Только быстро.

- Сонода утверждал, что это ловушка, - начал Дым. - А я - живец. Твой.

- Сонода - импульсивный параноик, - безжалостно приложила агента Ши Юкиро Дита. - Больной на всю голову, просто удивительно, как он вообще до своего уровня дослужился. Чья-нибудь диверсия, не иначе. Даже напарница у него такая же шмокнутая в голову, что при таком балабузе вместо старшего по званию ни капли не удивительно.

- Я заметил, - осторожно продолжил Дым. - Но всё-таки. Суккуб Восточной Банки?

- Без комментариев, - отрезала Дита. - Никогда это прозвище не любила. И вообще, если ты после всего, что случилось, думаешь, что я могу бросить или разменять напарника...

- Потому что Зиверс лично пообещал вывернуть эту дуру маткой наружу, если она ещё хоть раз... - динамик взорвался чудовищными звуками, в которых, при некоторой фантазии получилось бы признать смех. - Я работаю в электронной разведке твоей маленькой бешеной циркулярки, агент. Дита может быть на удивление надёжным партнёром, если переспать с ней разок-другой.

- Гм, - Дым поперхнулся. - Девочки, я всё понимаю, но в конкретно вашем случае это точно не педофилия?

Динамик снова зашёлся искренним смехом.

- Полковник старше меня, дефект, - пояснила Дита. - Видел рекламу "вечных котят"? С людьми косметическая фиксация возраста тоже работает. Просто стоит дороже.

- И вы так легко мне это всё сейчас вываливаете? - не поверил агент.

- А Зиверс тебя повысил, - Дита нехорошо ухмыльнулась. - По документам ты решил немного развеяться на популярном концерте... и спас всемирно известную музыкантшу Сашу Олдберри с её "Электронным Квартетом". По немного иным документам - принял участие в спасении ценного стратегического ресурса корпорации. По третьим - прикрыл жопу вдрызг облажавшимся коллегам по отделу в критический момент. Не думай, что Зиверс это забудет. Он, кстати, зайти обещал.

- Зайти, - повторил Дым.

- И немного с тобой прогуляться, - добила его Дита. - Лично. Ещё намёки требуются?

- Ох, ё, - агенту очень захотелось выругаться.


***


- Вам следовало бы поберечь себя, агент, - с визитом Зиверс долго ждать не заставил. Больничная койка Дыма сложилась как игрушка-трансформер во что-то вроде инвалидного кресла, и, под негромкое шуршание обрезиненных роликов, послушно двинулась к выходу из палаты - вслед за начальством агента.

- Я всё ещё жив, - дипломатично сказал Дым.

- И это влетает отделу в копеечку, - напомнил Зиверс. - Вам следовало бы несколько бережнее относиться к предоставленному вам телу.

Кресло Дыма неторопливо ехало по тихой безлюдной галерее. Внешняя стена выходила на зелёную рекреационную зону города-шпиля, и агент с удивлением понял, что за время его пребывания в отключке визит на территорию открытого города Зугдиди благополучно закончился.

- Кто-то, - начал Дым, - обещал мне, что я смогу выйти через окно сотого этажа и уцелеть...

- Насколько я знаю обстоятельства ваших боевых дежурств, - чуть заметно улыбнулся Зиверс, - это обещание я сдержал.

- Но вот насчёт меча в глотке Сина Куроно после всего пережитого я как-то не уверен, - закончил Дым. - Если какой-то чокнутый киборг...

- Очень дорогой киборг на бронированном трансконтинентальном грузовике, - напомнил Зиверс, - оснащённом запрещёнными технологиями.

- Да хоть на танке! - отрезал Дым. - Син Куроно чёртов глава чёртова дивизиона! У него будет всё и немного больше!

- У вас тоже будет всё, агент Дымов, - Зиверс остановил кресло-каталку агента рядом с небольшим фонтаном в окружении карликовых декоративных кипарисов. - Вопрос лишь в том, готовы ли вы идти по этой дороге и дальше. Теперь, когда уже представляете, как это выглядит, и чего стоит.

- Готов, - без тени колебаний отрезал Дым.

- Вы можете остаться на обычной полевой работе, - продолжил Зиверс. - И я и ваша напарница, мы воспримем это нормально. С учётом продемонстрированных вами решений, ммм... этически неоднозначных ситуаций, я бы назвал это предпочтительным вариантом

- Нет уж, - отрезал Дым. - Этот... человек забрал у меня всё. Теперь он за это ответит. И я требую больше не задавать мне подобных вопросов!

- К сожалению, - ответил Зиверс, - подобные вопросы обязательны как с точки зрения моих служебных обязанностей, так и согласно действующим законам мирового правительства.

- Мне уточнить, где именно я видел то правительство и его действующие законы? - поинтересовался Дым.

- Не требуется, - ответил Зиверс. - Но я бы посоветовал всё же не увлекаться. Не буду спорить, мне выгодна ликвидация текущего главы отдела принудительной релокации потенциальных сотрудников Ши Юкиро, особенно в свете малоизвестных вам давних событий. Но как показывает мой опыт, расходные одноразовые заменяемые исполнители невыгодны даже в пределах одного поколения.

- Чего? - переспросил Дым.

Зиверс огляделся, улыбнулся и наклонился к уху агента.

- Мне в корень не сдался больной на всю голову халамидник, - начал он, - который припёрся из прошлого лишь затем, чтобы трахнуть инспектора ЦК, просрать кучу башмалы и склеить ласты. Доступно излагаю?



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: