Лиса
Книга вторая
Адмирал с бантиками

Глава первая. Очень интересная экскурсия в биосферный заповедник

Перелёты между звёздными системами занимают меньше времени, чем перемещение между планетами в самой системе, но по-другому не выходит. Межзвёздный лайнер, едва удалившись от космопорта, всегда расположенного на спутнике одной из дальних планет системы или на большом астероиде, сразу уходит в "прыжок", из которого выходит рядом с другим космопортом. А уж между планетами пассажиров развозят челноки, напоминающие старинные автобусы, только гораздо больших размеров. Да и на межзвёздных лайнерах кают нет, зачем они? Весь перелёт длится несколько часов. А вот в космопортах, даже если они расположены на лунах или больших астероидах, где нет атмосферы, а в большинстве случаев так оно и есть, имеются гостиницы разной комфортабельности, залы ожидания, кафе, рестораны, магазины и другие подобные заведения, чтоб пассажиры с удобствами могли дождаться своего рейса.

Группе воспитанников из детского дома "Сосновый бор" ждать не пришлось. Пересадка с межзвёздного лайнера на внутрисистемный челнок произошла сразу же, и шумная ватага малышни, сопровождаемая двумя воспитателями и тремя воспитанникам старшей группы (видно, они выбрали специальность "педагогика", потому и сопровождали воспитанников младшей группы), наполнила большую кабину внутрисистемного челнока шумом, который всегда сопровождает подобные группы. Обычно дети стремятся сесть около окна, но на "Стреле два" (так назывался этот челнок) окнами были стены и овал потолка. Конечно, это были не окна, а экраны, их имитирующие, приближающие особо интересные объекты. Космопорт системы Арутас располагался на одной из лун, плывущей у самого кольца планеты-гиганта, поэтому челнок, прежде чем отправиться к своей цели — планете Таурике, некоторое время двигался вдоль этого кольца. В большой кабине челнока стих всякий шум, даже всегда неугомонные дети любовались небывалым зрелищем — кольцом большой планеты, переливавшимся всеми цветами радуги и сверкавшим, словно россыпь бриллиантов. Об этом и сказала одна из старших девочек в группе детей. Этой тёмно-русой девочке ответила её рыжая подруга:

— Вообще-то россыпей бриллиантов не бывает, бриллиант — это уже обработанный камень, а их никто не будет потом разбрасывать в россыпь, если и разложат вместе, то так, чтоб получился красивый узор.

— Алиса, но ведь красиво же! Разве тебе не нравится? — ответила русая девочка, рыжая ответила:

— Нравится, Таня, очень нравится, но я уже насмотрелась на эту красоту, в том числе и в инфракрасном, и отражённом сигнале радара. Разглядывала всё это довольно долго, аж надоело, да ещё и в разном диапазоне…

— Алиса, а зачем ты туда забралась, ну в этот диапазон? И что это такое? — тут же задала вопрос маленькая девочка, мальчик постарше солидно объяснил:

— Диапазон — это такой большой челнок, Алиса здесь уже была раньше, на такой же экскурсии, как наша, когда посещала заповедник. Правда?

Мальчик посмотрел на Алису, ожидая подтверждения своим словам, та потрепала его по голове, собираясь что-то сказать, но не успела, одна из стюардесс сообщила, что до прибытия осталось пять минут, поэтому она просит всех занять свои места и пристегнуть ремни. При этом девушка недовольно посмотрела в сторону группы малышей. Недовольство стюардессы можно было понять, с такими пассажирами всегда были проблемы: мало того, что вертелись, не хотели пристёгиваться, так ещё и вскакивали со своих мест и бегали по салону-кабине челнока, часто мешая пилоту. В таких шатлах у пилота не было отдельной кабины, его кресло стояло тут же, в общем салоне, у пульта управления, правда, и обязанности пилота сводились к контролю автоматики, ведущей челнок по заданному маршруту, посадка тоже осуществлялась автоматически. Но стюардессы (да и пилот тоже) напрасно волновались, малыши были быстро усажены на места и как следует пристёгнуты, это сделали даже не воспитатели, их сопровождающие, а две старшие девочки — русая и рыжая. Но на этом сюрпризы не кончились, оказалось, что обычному рейсовому челноку была подготовлена торжественная встреча! Кроме оркестра, цветов, почётного караула из служащих местных сил самообороны присутствовали члены правительства и сам президент планеты (или как он здесь назывался — великий кормчий), уже немолодая женщина. Выходящие из челнока пассажиры были в некоторой растерянности от такой встречи. Ещё большее удивление вызвал начальник почётного караула, который печатая шаг, направился к сбившейся в кучу группе испуганных малышей. Растерялись воспитатели этой группы и сопровождавшие её старшие воспитанники, похоже, что самообладание сохранила только рыжая девочка. Она вышла вперёд, словно собираясь закрыть детей собой, начальник почётного караула, остановившись перед ней, вытянулся и, вскинув руку к козырьку, отрапортовал. Словно это была не девочка, а кто-то из высокого начальства. Девочка, к удивлению присутствующих, тоже вытянулась и приложила руку в воинском приветствии к своему кепи, больше напоминающему обычную панамку. Начальник караула отступил в сторону, а рыжая девочка, так же продолжая держать руку у панамки и широко улыбаясь (видно, ситуация её забавляла), пошла вдоль строя людей, затянутых в парадные мундиры. Начальник почётного караула, отстав от Алисы на два шага, пытался, печатая шаг, следовать за ней, пытался, потому что ему мешали дети, жавшиеся к рыжей девочке. За гурьбой детей, стараясь от них не отставать, шли воспитатели и старшие воспитанники. Воспитатели из "Соснового бора" время от времени недоумённо переглядывались, они не понимали, почему их воспитаннице воздают такие почести, словно она президент Содружества (так теперь называли Объединённую Федерацию Свободных Государств), а она это принимает как должное. Ещё больше их удивила очень пожилая женщина, к которой подошла Алиса, она попыталась поклониться девочке, но та, шагнув вперёд, не дала этого сделать:

— Уважаемая Хитомо Саунаро, не надо этого делать. И почести мне воздавать не надо…

— Алиса, то, что вы сделали для нашего народа, цены не имеет! Не отдельные люди, а весь народ Тайлиани обязан вам тем, что он существует, если бы не вы…

— Не надо, прошу вас, — остановила женщину рыжая девочка и, разведя руками, спросила: — Ну разве я похожа на спасительницу целого народа, я скромная ученица, вернее, воспитанница детского дома…

— Я знаю, что с вами произошло, — теперь Хитомо остановила Алису и пояснила: — Вы знаете, кто я. Я почувствовала ваше возвращение, и на мой запрос ответили, ответила ваша уважаемая сестра. А то, что вы прибыли на Таурику именно в этот знаменательный день, не простое совпадение! Вы и ваши спутники будете приняты, как подобает вашему статусу, а сейчас, ваших спутников прошу проследовать к приготовленному для них глайдеру, а вы…

— Алиса! Не уходи-и-и! — маленькая девочка, до этого старавшаяся быть как можно ближе к Алисе, теперь вцепилась в неё мёртвой хваткой. Рыжая девочка, виновато улыбнувшись, развела руками, показывая, что ничего поделать не может, потом погладила девочку по голове и ласково сказала:

— Не бойся, Ёлочка, я никуда не уйду!

— Хорошо, тогда я поеду с вами, — сказала Хитомо Саунаро и повела группу детей из "Соснового бора" к большому глайдеру, при этом оркестр заиграл какой-то бравурный марш. Уже в глайдере, но не обычном, таком, в каком возят экскурсии, а более комфортабельном, представительском, в каких ездят разные важные делегации, воспитатель младшей группы спросил у своей коллеги:

— Арина, ты что-то понимаешь? Сколько я возил экскурсий на Таурику, в местный заповедник, но ни разу ещё такой встречи не было! Неужели это всё из-за Алисы?

— Сим, ты же сам видишь, так чего спрашиваешь? Так торжественно встречают именно Алису, называют её спасительницей здешнего народа.

— Вот это непонятно, когда и кого девочка успела спасти, тем более здесь, хоть она и была в этой звёздной системе, но на планете ни разу не была, она же сама об этом говорила, там в шатле, — в недоумении произнёс Симиналь Крито, Арина Сергеевна ответила, кивнув в сторону Алисы, возле которой сидела Хитомо Саунаро:

— Сим, ты же слышал, что говорила президент Таурики, Алиса спасла народ Тайлиани, сейчас населяющий эту планету, и это…

Воспитательница не договорила, глайдер выехал (выехал, потому что летел низко, над самой дорогой) на центральную площадь города. В центре площади на высоком постаменте стояла фигура в космическом комбинезоне со снятым шлемом, Крито, глядя на этот монумент, произнёс:



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: