— Кто там? — спрашиваю я, хотя и так всё ясно: клиент отправил своего служащего, чтобы не светиться самому — здравая мысль, которая приходит в головы большинства желающих нагреть руки на чужих разработках.

— От господина Вульфа, — доносится в ответ.

Это пароль, и я, щёлкнув замком, впускаю гостя. Снова заперев дверь, кивком приглашаю его в комнату.

— Господин Орфей? — уточняет на всякий случай курьер.

— Естественно, — отвечаю я, садясь в кресло спиной к окну.

Гость занимает место на диване напротив. Свет падает на него, я же остаюсь в тени. Это не имеет большого значения, но мне хочется следить за всеми движениями курьера — на случай, для которого Ник оставил мне в переулке мотоцикл.

— Принесли? — спрашивает посетитель. Он слегка нервничает, хотя наверняка участвует в подобных сделках не впервые — иначе его не прислали бы за таким важным товаром.

Я несколько секунд рассматриваю его с отсутствующим выражением на лице — просто чтобы немного вывести из себя. Курьер вздёргивает подбородок, и я вижу, что ворот рубашки слишком сильно врезался ему в шею. Наверно, ему хочется засунуть под него пальцы и оттянуть, но он боится потерять лицо.

— Конечно, — произношу я, наконец. — А вы?

Курьер кивает и ставит на журнальный столик дипломат. В нём вовсе не куча пачек перетянутых резинками банкнот, а ноутбук. Я не собираюсь таскаться по городу с чемоданом денег, поэтому их сейчас переведут на мой счёт.

Я достаю репликатор и кладу перед курьером, который в это время достаёт ноутбук. Посетитель вставляет накопитель данных в разъём. Он не сможет перекачать информацию — я об этом позаботился. Файл доступен только для просмотра.

Спустя несколько минут курьер удовлетворённо кивает, и я протягиваю ему бумажку с номером моего счёта. Он забивает его в компьютер и переводит деньги. Я достаю из кармана терминал и захожу в личный кабинет своего банка.

— Готово, — сообщает курьер через несколько секунд.

Я проверяю состояние счёта. Он пополнен. Всё в порядке, и я прячу терминал обратно в карман.

— 8, 9, 3, Щ прописное, b строчное, H прописное, J прописное, k строчное, нижнее подчёркивание, 8, 9, нижнее подчёркивание, з строчное, — я говорю медленно, чтобы курьер успевал вводить символы.

Это код, снимающий с файла запрет на копирование. Сделка состоялась, и я поднимаюсь с кресла. Чувствую радостное возбуждение: деньги получены, и я до сих пор жив. В деле промышленного шпионажа такое сочетание считается большой удачей.

Курьер пакует ноутбук и тоже встаёт. Мы не жмём друг другу руку. Вместо этого я провожаю его до двери и, когда он выходит на лестничную площадку, запираюсь.

Пятьдесят тысяч мои! Этой суммы хватит на многие месяцы доступа к виртуальности. Хотя в Киберграде я миллионер, в настоящей жизни это не так. Зарабатываю я неплохо, но заказы поступают не так уж часто, и платят за них, как правило, довольно скупо — если учесть, какие прибыли приносят потом ворованные сведения покупателям. В виртуальности деньги не настоящие — это просто условные кредиты, которыми ты расплачиваешься за выдуманные услуги. Но за доступ к ним нужно выкладывать Корпорации самые настоящие бабки, и делать это следует вовремя. Кроме того, новое оборудование стоит недёшево, особенно сторожевые программы, мешающие отследить твой сетевой адрес. Только за них я ежемесячно выкладываю почти по тысяче долларов. Но они того стоят: лучше уж потратиться, чем сесть в тюрьму или оказаться навсегда отлучённым от виртуальности. Я слышал, некоторые неудачливые хакеры кончали с собой, проведя без Киберграда несколько месяцев.

В дверь звонят, и я замираю посреди комнаты. Внутри всё сжимается. Я не жду посетителей, а курьеру возвращаться незачем. И всё же я окидываю взглядом диван, где он сидел, и пол — может, он потерял бумажник или запонку? Но квартира так же пуста и безлика, как тогда, когда я её нанял.

Я тихо выбираюсь в прихожую и подкрадываюсь к двери. Заглядываю в глазок, почти не дыша. Пусто. Должно быть, кто-то ошибся, или мальчишки хулиганят. Делаю два шага в сторону гостиной и снова слышу звонок. Замираю.

Не сигануть ли в окно и воспользоваться мотоциклом? Но что если это только кто-то из соседей зашёл за солью?

Я медленно, словно против воли, возвращаюсь к двери. Теперь в глазок видно двух мужчин. Оба коротко стрижены, руки держат по швам. Я их не знаю и знать не хочу. Разворачиваюсь и на цыпочках подхожу к окну. Распахиваю настежь, перелезаю через подоконник и встаю на узкий каменный бордюр. Немного перемещаюсь по нему влево и, задержав дыхание, прыгаю.

Мне не часто приходится прибегать к запасному варианту отхода, но какой-никакой опыт есть, так что я приземляюсь довольно удачно возле мусорного бачка. Мотоцикл рядом. Я вставляю ключ в зажигание, поворачиваю, и мотор отзывается низким приглушённым рокотом. Модель спортивная, при желании можно выжать километров двести в час — с большей скоростью я, пожалуй, не справлюсь.

Вывожу мотоцикл из переулка, оглядываю улицу и, конечно, вижу минивэн и пару внедорожников, припаркованных рядом с моим «Доджем». По тротуару прогуливаются четыре амбала, их приятели сидят в машинах.

Что-то пошло не так, и эту компанию послали за мной — чтобы взять для разговора или убить. Оба варианта не греют душу, так что я даю по газам, и мотоцикл уносит меня прочь от конспиративной квартиры.

Я не боюсь, что меня ждут дома, ибо достаточно плачу телефонной компании, чтобы она держала в секрете мой адрес. Никакие законы не заставят её меня выдать — спасибо «Конвенции о праве человека на неприкосновенность частной жизни», подписанной три года назад в Женеве. Теперь я могу чувствовать себя в собственном доме, как в крепости — по старой английской поговорке.

Понятно, что я выиграл время, но не спасся. Меня заметили и, конечно, бросились в погоню. Чтобы уйти от преследователей, нужно попасть туда, куда на внедорожниках и минивэне хода нет. Лихорадочно прокучиваю в голове подходящие варианты и делаю выбор в пользу моста через монорельсовую дорогу. Там могут разойтись два человека, но не больше — этакая тропа над железной дорогой для тех, кому лень тащиться до настоящего перехода. Потом я смогу свернуть в даун-таун, настоящий подземный лабиринт, куда ведут только эскалаторы и ступеньки. Мотоцикл я оставлю агентам прокатной фирмы, в которой его нанял Ник, а сам сяду в метро и спокойно поеду домой. Вот так — элегантно и красиво, а главное, никаких концов!

Составив план, я несколько приободряюсь. Теперь, по крайней мере, ясно, куда ехать. Через три квартала сворачиваю и огибаю площадь с фонтаном в виде гигантской рыбы, наполовину высунувшейся из воды, затем сбрасываю скорость и трясусь по ступенькам — благо, они не крутые. Снова даю по газам и гоню между стеклянными торговыми павильонами к заветному мосту. К счастью, народу на нём немного, и я, не притормаживая, влетаю на него, зажав клаксон. Люди в ужасе прижимаются к перилам, я мчусь, стараясь не задеть ни их, ни железные перила. Вслед мне несутся проклятия и отборная матерщина.

Преодолев мост за десять секунд, выезжаю на автостраду, ведущую к трейд-центру. Здесь оживлённое движение, и я маневрирую между автомобилями, как мелкая рыбёшка среди стада китов.

Проходит не больше четверти часа, прежде чем я оказываюсь перед спуском на нижние ярусы торгового района — даун-тауна. Слышен стрёкот мультикоптера. Задираю голову и вижу не обычную для городского пейзажа пассажирскую или патрульную вертушку, а военный «Аякс» нового поколения, увешанный многоствольными пулёмётами и ракетами.

Неужели этот карнавал из-за меня?! Кого же я ограбил и что украл?

Мультикоптер снижается, и мне не остаётся ничего, кроме как рвануть в лабиринт даун-тауна. Мотоцикл трясёт на ступеньках, и меня едва не выбрасывает «из седла», но я справляюсь с управлением и оказываюсь на первом ярусе торговой империи. Здесь полно переходов, и не хватает только Минотавра, однако интуиция подсказывает, что очень скоро он здесь окажется, причём в качестве жертвы его буду интересовать я.

Мотоцикл несёт меня вдоль прозрачных сверкающих витрин, мимо плакатов, расфуфыренных манекенов, киосков и торговых автоматов. Здесь есть всё — почти как в Киберграде. Только за это нужно платить настоящими деньгами. Правда, в виртуальности кредиты тоже приходится зарабатывать, но в мире, готовом воплотить любую твою мечту, делать это значительно легче.

Пытаюсь сообразить, из-за чего мне выпала такая честь: кому пришло в голову пригнать «Аякс», который со всем его вооружением всё равно нельзя использовать в городе?



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: