— О, Господь Всемогущий… есть еще? — спрашивает Свэй. Он оглядывается на меня и его длинный хвост ударяется о грудь Акселя. Я не могу ответить, потому что при виде ужаса на лице Акселя меня снова распирает от смеха.

— Давай-ка, Свэй, мы затащим тебя внутрь и там вдоволь похихикаем, — тихо усмехается Ди. Она толкает меня, и я хватаюсь за бок, после чего немного успокаиваюсь. — Если ты не поможешь мне оттащить его отсюда до того, как подойдут остальные, мы здесь надолго застрянем. Он уже задыхается, Из.

— Ладно, Свэй. Помечтаешь о моем мужчине позже. Люблю тебя, малыш, — бросаю я через плечо, когда мы с Ди уводим Свэя в салон.

— Ох, Иззи, девочка моя, как ты позволяешь ему носить одежду. Да это же просто позор. Позор, что такой мужчина вообще одет.

Остальная часть нашего визита проходит в том же духе. Свэй ни на секунду не закрывает рот и замолкает только когда видит, как Грег и Мэддокс проходят мимо окон салона. Они оба приветствуют меня и Ди взмахом руки.

Свэй начинает прыгать от пола до потолка и продолжает без конца рассуждать о несправедливости того, что среди этих «ходячих сексуальных красавцев» нет ни одного гея.


На часах около пяти, когда мы, наконец, заканчиваем со Свэем. Пикап Акселя все еще стоит перед зданием, так что мы с Ди направляемся к офису. Приемная выполнена в черном и сером цветах. Посреди комнаты расположен стол секретаря, а позади него, на стене, красуется логотип «Корп секьюрити» в виде больших печатных букв. Офис обустроен просто, но профессионально. Я улыбаюсь Эмми, секретарю, и интересуюсь, не занят ли Аксель.

— Ничуть, по крайней мере, не был секунду назад. Ему безумно хотелось зайти за тобой, когда ты закончишь, но, между нами говоря, он не отважился на это только потому, что был слишком напуган этим светловолосым пареньком.

Мне нравится Эмми, она немного застенчива, и у нее тихий голос, но, по словам Акселя, он бы не справился здесь без нее. Ей около двадцати пяти, у нее длинные светлые волосы, светло-карие глаза и лицо с полной россыпью веснушек. Она идеальный тип девушки по соседству. Я не могу не заметить, что каждый раз, когда все ребята собираются вместе, она не произносит ни звука, но ее глаза всегда устремлены на Мэддокса.

— Ты не возражаешь, если я пройду? — спрашиваю я.

— Конечно, иди. Бек и Куп где-то здесь. Грег и Локк недавно ушли. — Я не могу не улыбнуться, когда вижу, как она краснеет. Да, эта девушка определенно влюбилась в Мэддокса.

— Я подожду здесь, — говорит Ди. Я бросаю на нее взгляд, но она уже успела нацепить на лицо бесстрастную маску и выстроить вокруг себя стены. С ней, безусловно, что-то происходит, и держу пари это связано с Беком.

— Хорошо, я скоро вернусь.

Я иду по длинному коридору в поисках Акселя. Минуя открытые двери в кабинеты других парней, и все еще не достигнув своего пункта назначения, я не могу не улыбнуться, отмечая, насколько Аксель стал успешным. Я всегда знала, что он был достоин занять высокое положение в обществе.

Не успеваю я постучать в дверь Акселя, как до меня доносится его громкий и разъяренный голос, в результате чего я на мгновение замираю.

— Что, мать твою, ты несешь? Что значит, ты не можешь найти ублюдка? — говорит он низким и беспощадным голосом. Тем самым голосом, который означает, что его терпение иссякло. Ой-ой.

Тишина.

— Он что?

Тишина.

— Черт! Нет, я не хочу, чтоб ты сидел там и занимался херней, идиот. Найди его. Я хочу знать, где эта мразь.

В комнате снова повисает молчание, сменяющееся обильным потоком брани от Акселя, после чего он бросает трубку телефона на рычаг. Я немного выжидаю, а затем, тихо постучав, открываю дверь.

Меня поражает его яростный взгляд, да и напряженность в замкнутом пространстве комнаты настолько остро ощущается, что я непроизвольно отступаю в коридор. Я взвизгиваю, когда сталкиваюсь с кем-то, кто стоит у меня за спиной. Обернувшись, я вижу Купа и стоящего поодаль от него Бека. Обычно игривый взгляд Купа сейчас суров и решителен, а Бек совсем не похож на того беззаботного парня, к которому я успела прикипеть.

— Все в порядке? — спрашиваю я.

Прежде чем ответить парни обмениваются недвусмысленными взглядами, и когда я вновь смотрю на Акселя, его ярость уже тщательно замаскирована.

— Все в порядке, Принцесса, иди сюда. Куп? — он свирепо смотрит на него поверх моего плеча. — Убери лапы от моей женщины.

Боже, мне нравится, когда он ведет себя как собственник.

Куп смеется, заключает меня в крепкие объятия и целует в щечку, нарываясь на грозный рык Акселя.

— Ты что забыл, что он вооружен, придурок? — спрашивает Бек, ухмыляясь.

Вооружен?

Я смотрю на Акселя, но не замечаю ничего необычного.

— Плечевая кобура висит на спинке стула. Но думаю, у него под одеждой сейчас, по крайней мере, пять ножей и кобура на лодыжке, — шепчет Куп, когда замечает мой невысказанный вопрос.

— Три ножа и сегодня без кобуры на лодыжке, — говорит Аксель, злобно сверкая глазами.

Вот это да!

— Ладно, если вы закончили препираться, может, тогда поедем? Ди в приемной, и мы готовы вас подождать, — я подхожу к Акселю и быстро чмокаю его в губы, понимая, что если мы не поторопимся, нам еще не скоро удастся поужинать.

— Дай мне только закончить здесь. Я должен проинструктировать этих двух идиотов, и затем мы отправимся в бар. Подожди вместе с Ди в холле, — чувствуется, что он перешел на деловой тон, не важно, что я слышала до этого, сейчас его решительный характер вновь подавляет всех и вся.

— Хорошо, малыш, — поцеловав его еще один раз, я покидаю его кабинет и закрываю за собой дверь.

Я стараюсь не придавать значения его настроению и продолжаю идти по коридору. Я знаю, что они здесь занимаются серьезными вещами и, скорее всего, что бы его ни разозлило – это более чем нормально, учитывая их повседневную деятельность.

Улыбаясь, я возвращаюсь в приемную и присаживаюсь рядом с Ди и Эммой. Не успеваю я опомниться, как мы уже погружаемся в жаркие дебаты о плюсах и минусах секстинга.[11] Я напоминаю себе отправить Акселю несколько забавных картинок в следующий раз, когда он придет в офис.


К тому времени как мы добираемся до «Heavy’s», он забит под завязку. По субботам, как правило, у них наплыв посетителей, но сегодня они превзошли сами себя. Мэддокс и Грег приехали раньше нас и заняли столик. Мы уговорили Эмми присоединиться к нам, и когда все остальные подтянулись, мы уже вовсю кричали и шумели.

Мы располагаемся в дальнем углу заведения, группой из восьми человек сгрудившихся вокруг небольшого стола. Еда и пиво заполонили всю поверхность. Мы смеялись и весело проводили время вот уже два часа. Покончив с ужином, Аксель тянет меня к себе на колени и начинает шептать на ухо всякие непристойные вещи, которые он планирует со мной сделать чуть позже. Я пытаюсь сосредоточить свое внимание на наших друзьях, но думаю лишь о возвращении домой.

— Какого черта? — доносится до меня возмущенный голос Ди, перекрывающий тяжелые басы звучащей в баре рок-музыки. Мне приходится прочистить свой охмелевший разум от похоти и пива, прежде чем я замечаю внезапную перемену в ее настроении. Она пристально наблюдает за Беком и Купом, заказывающими в баре очередной кувшин пива. Куп флиртует с барменшей, а Бек в данную минуту запихивает свой язык в рот той, которую мы обычно именуем местной потаскушкой. Бар стандартный, но явно паршивый, поэтому для Бека такое поведение просто ненормально. Не нужно быть гением, чтобы понять, он таким образом пытается спровоцировать Ди.

— Вот же кобелина. Надеюсь, у него член отсохнет, — вопит она мне в ухо.

Аксель начинает трястись от смеха, но мне удается пихнуть его локтем в бок. Я награждаю его суровым взглядом, а затем переключаю внимание на Ди. Сейчас, когда алкоголь помог ей немного раскрепоститься, я вижу под гневом притаившуюся боль. Между ней и Беком точно что-то произошло.

Не успеваю я открыть рот и спросить у нее, в чем дело, как она вскакивает на ноги и пересекает бар.

— Ой-ой, похоже, драмы не избежать, — кричит нам через весь стол Грег, сидя рядом с Мэддоксом и Эмми. Глаза Эмми широко распахнуты, и она немного напугана нашей шумной компанией. — В чем ее проблема, Из? — спрашивает меня Грег.

— Понятия не имею. Она бы мне обязательно рассказала. Я думала, они вместе проводят время?

— Не с прошлого уик-энда. Я не знаю подробностей, но он появился в моем доме пьяный в хлам и хотел с кем-нибудь подраться.

Мы наблюдаем за тем, как Ди подходит к бару, хватает местную потаскушку за волосы и чуть не вырывает с корнем ужасно окрашенные белые патлы, вытаскивая ее из объятий Бека. Я не могу разобрать слов, но ее лицо вселяет ужас. Кажется, я еще никогда не видела, чтобы от моего маленького клубка счастья исходило столько ненависти.



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: