Ну ладно. Думаю, это намек на то, что тема закрыта.

Мы выходим из дома и забираемся в «Лексус» Ди, после чего отправляемся за столь необходимыми рождественскими покупками.

Сегодня мне каким-то чудом удается охладить ее пыл в плане покупок, и это довольно приятный опыт. Я приобретаю кое-какую одежду для Акселя – отпадную черную кожаную куртку, которая непременно должна у него быть, плюс несколько сексуальных штучек от «Виктория Сикрет» для себя. Я забегаю к местному ювелиру и забираю вещичку, которую заказала в качестве рождественского подарка.

Не могу дождаться, когда отдам его Акселю. У меня был ювелирный заказ на изготовление армейского жетона. Я отдала ювелиру крошечный бриллиант со своего старого обручального кольца, которое он дал мне в день своего отъезда на военную базу, и попросила выгравировать прямо под ним особые слова для Акселя. Вы бы вряд ли заметили крошечный бриллиант, если бы гравировщик не нанес вокруг заветного местечка несколько штрихов, мастерски выдвинув его на первый план. Было тяжело расстаться с этим кольцом. Оно хранило в себе много воспоминаний и обещаний. Мысль о том, что Аксель откроет свой подарок и поймет, что это за бриллиант – единственная причина, по которой я смогла на это решиться. Я потратила часы, подбирая правильные слова, чтобы выгравировать их на жетоне. Наконец, в один прекрасный день меня озарило, и слова сами собой пришли в голову.


Когда ты со мной — я свободна.

Моя сила. Мое сердце. Моё всё.

Нашей любви не будет конца.

Amor Vincit Omnia.[10]


«Любовь побеждает все» — это идеально. Это про нас.

Аксель скрывает, что он для меня запланировал. Он несколько раз ходил за покупками, но всякий раз возвращался домой с пустыми руками. Что-то подсказывает мне, что стоит ждать предложения руки и сердца, и даже при том, что такая поспешность меня немного беспокоит, я прекрасно понимаю, что никогда не смогу сказать ему «нет».

Он – мои мечты.

Он – мое будущее.

Подошло время навестить Свэя, и я с нетерпением жду и боюсь этой встречи. Я знаю, что когда Свэй поймет кто такой Аксель, нас ждет незабываемое представление.

— Что за дурацкая ухмылка? — спрашивает Ди, прерывая мои мысли.

— Я даже не заметила, что улыбаюсь. Я просто подумала, как отреагирует Свэй, когда поймет, что сексуальный качок в здании по соседству с его салоном – это Аксель.

— О, мой бог! Я совершенно забыла про это! Подруга, это будет весело!

— Не смейся. Я надеялась, что он не узнает, но когда я все рассказала Акселю, он посчитал, что это слишком забавно и не стоит упускать такую возможность, так что ребята наверняка зайдут поздороваться, пока мы будем там.

Ди растеряно смотрит на меня, а потом снова переводит внимание на дорогу, направляя машину к салону. Я рассчитываю услышать от нее остроумную реплику, но у нее на лице отражается едва ли не паника.

— Ты в порядке, Ди? Я знаю, мы теперь с тобой общаемся не так часто как привыкли, но прошлым вечером мне казалось, что у тебя все хорошо.

Она слегка хмурится, но затем быстро убирает это недовольное выражение со своего лица.

— Я в порядке. Просто у меня завалы на работе.

Лгунья. Я напоминаю себе спросить у Акселя, не говорил ли ему Бек что-нибудь в последнее время.

— Хорошо, но знай, если тебе нужно поговорить, я рядом. Я всегда с тобой, Ди. — С тех пор как я переехала, наедине с Ди я чувствовала себя неловко. Я знаю, что она рада за меня и знаю, что ей нравится Аксель, но что-то изменилось. — Я люблю тебя, Ди. Мне не нравится сама мысль, что тебя что-то беспокоит, а ты даже говорить об этом не хочешь.

— Здесь не о чем говорить, — вздыхает она. — Есть кое-что, что не дает мне покоя, но мне нужно самой с этим разобраться. Поверь, — она одаривает меня одной из своих фирменных улыбок, я успокаиваюсь и отстаю от нее до поры до времени.


Мы останавливаемся у салона за пятнадцать минут до назначенной встречи. Сидя на переднем сидении и глядя на ряды офисных зданий, выстроившихся на небольшой улочке, я не могу сдержать улыбку, когда мой взгляд цепляется за простые, броские слова: «Корп секьюрити». Окна затемнены, поэтому мы не видим, что происходит внутри, но я знаю, что он там. Мой мужчина рядом и, как будто почувствовав это, мое сердце начинает биться быстрее.

Мы выходим из машины и направляемся к зданию. Ди прекрасно выглядит в облегающих джинсах, длинном свитере и, конечно же, в обуви на тонкой шпильке. Она пыталась заставить меня выбросить мою старую одежду, но я остаюсь верна своим старым привычкам. У меня никогда не будет ее отменного чувства стиля, но я, наконец, могу придерживаться своих собственных предпочтений в моде.

Сквозь высокие – от пола до потолка – окна салона я вижу Свэя, который машет нам руками, как сумасшедший. Он одет так же, как и Ди, в неимоверно облегающие джинсы и длинный розовый свитер. С той лишь разницей, что его свитер расходится в области талии и на локтях. Он выглядит как огромный шар сахарной ваты. Его сапоги высотой до колен, в отличие от моих на плоской подошве, располагают опаснейшими пятидюймовыми каблуками. На голову он нацепил длинный светлый парик, собранный в гладкий конский хвостик. Господи, если бы я не любила его, я бы расхохоталась.

— Похоже, он сегодня чересчур возбужден, — усмехается Ди.

Когда мои ноги приводят меня к салону Свэя, дверь «Корп секьюрити» распахивается и передо мной предстает Аксель собственной персоной. Руки скрещены на широкой груди, а на губах залегла самодовольная ухмылка. Я застываю с вытянутой рукой, собираясь открыть дверь, и Ди врезается в меня на полном ходу.

— Ух ты, — слышу я позади себя бормотание Ди. Вот именно – «Ух ты». Темные джинсы идеально облегают его мощные бедра, а зеленая майка хенли с длинными рукавами плотно обтягивает его торс. Его густые черные волосы в том же беспорядке, в каком я оставила их этим утром, когда запускала в них пальцы и крепко прижимала его голову к своей киске. Эти зеленые глаза, которые я так люблю, ярко сверкают.

Мои трусики мгновенно промокают.

— Иди сюда, подари своему мужчине немного любви, — кричит он, и мои трусики поражает очередная волна влажности.

Я бросаю свою сумочку в руки Ди и устремляюсь к Акселю. Я слегка подпрыгиваю, он подхватывает меня под задницу и приподнимает, прижимая к себе. Я чувствую каждый твердый дюйм, соприкасающийся с моим телом. Из меня вырывается тихий стон, я впиваюсь в него губами и погружаюсь в один из лучших поцелуев своей жизни.

Он сжимает мою задницу, а затем выпускает из своего плена мои губы и одаривает улыбкой.

— Привет, Принцесса.

— Привет, малыш.

И в этот самый момент раздается визг.

— О, милостивый Иисус. Ты НЕ говорила Свэю, что знакома с этим самцом, нет, НЕ ГОВОРИЛА. Господь Всемогущий, мне нужен холодный душ после такого, подруга. Ты опустишь свою миленькую пятую точку в мое кресло и расскажешь Свэю про него все. Поведаешь о каждой восхитительной детали, если ты понимаешь, о чем я. Святые небеса, мне нужно выпить.

Я поворачиваю голову, по-прежнему находясь в руках Акселя, и смеюсь, глядя на Свэя. Он стоит в дверях салона и обмахивает лицо руками.

— Что это? — тихо бормочет Аксель мне на ухо, так тихо, что слышу его только я.

Обернувшись к нему и лучезарно улыбаясь, я говорю:

— Это Свэй.

— Я не знаю, смеяться мне или бежать, — усмехается он.

— Я бы побежал, жеребец, — визжит Свэй, заглушая мой смех. — О, божечки, я бы побежал. И когда решишься на это, обязательно сними рубашку… О, боже милостивый, да!

Я просто умираю со смеху и чуть не выпадаю из рук Акселя. Когда я, наконец, прихожу в себя, я вскидываю голову и вижу его улыбающуюся физиономию. Его губы растянуты в улыбке, а глаза наполнены любовью.

— Обожаю твой смех, Принцесса. Это самый красивый звук на свете.

Он осторожно ставит меня на ноги и протягивает руку Свэю.

— Холт Рид, приятно познакомиться.

— О, сладенький, а уж как мне приятно… как приятно. Меня зовут Свэй, но ты можешь звать меня как угодно, — он манерно кладет свою руку в огромную ладонь Акселя и склоняется в реверансе. На сей раз Ди присоединяется ко мне, и мы вместе с ней смеемся над проделками Свэя. Смотреть на них двоих – все равно, что наслаждаться одним из самых забавных зрелищ, которые я когда-либо видела. Низкорослый Свэй со своей округлой упитанностью втиснутой в обтягивающую женскую одежду, выглядит нелепо рядом с шестью футами и шестью дюймами чистой брутальности Акселя.

— Эй, Рид... мы закончим с этим дерьмом или ты планируешь застрять здесь на весь гребаный день? — слышу я глубокий баритон Грега, доносящийся из открытой позади Акселя двери.



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: