Ладно, неважно. Я смотрю на Бека и снова набрасываюсь на него с вопросом:

— Ну, так что? Как часто ты думаешь о сексе?

— Сладкая, — начинает он, после чего переключает свое внимание на Ди, — я думал о сексе, жестком, чертовски извращенном сексе, примерно раз сто с тех пор, как мы сели поесть, — снова переведя взгляд на меня, он добавляет: — Тебя устраивает такой ответ?

О, мой бог.

— Ух, ну… ладно. Думаю, нам понадобится больше пива! — я хватаю пустой кувшин и устремляюсь на поиски официантки за добавкой. По пути к бару я оглядываюсь на наш стол и замечаю, что Ди по-прежнему пялится на Бека с выражением полнейшего восторга на лице.

Я не тороплюсь возвращаться за стол, давая этим двум грязным извращенцам секунду на то, чтобы они закончили все, что бы там ни было и чем бы это ни казалось со стороны, и только после этого направляюсь к своему месту.

— Итак, что у нас на повестке дня, или вернее сказать вечера? — спрашиваю я, изо всех сил стараясь не рассмеяться над двумя своими соседями по столу. Если здешняя обстановка и дальше будет так накаляться, у меня появится ощущение, я становлюсь третьим участником групповушки.

Ди откашливается и смотрит на меня своими потемневшими от похоти карими глазками:

— Хм. Я знаю. Давай пойдем и сделаем несколько татуировок! Ты постоянно говоришь о том, как сильно хочешь наколоть себе одну.

— Я думаю, это не самая хорошая идея, Ди. Мне кажется, они не одобряют людей, находящихся за пределами юридически допустимой нормы алкогольного опьянения.

Мы с Ди продолжаем вести дискуссию о том, стоит ли делать татуировку, когда ты не совсем трезв, но в этот момент возвращается Грег. Радость и беспечность, которые отражались на его лице перед уходом, испарились, и теперь он снова выглядит угрюмо. Похоже, что сердитый Грег вернулся.

— Джи, Ди хочет пойти и сделать татушку, лично мне кажется, это не самая лучшая идея… особенно после нескольких кувшинов пива и всего остального, как считаешь?

Он, похоже, потрясен моим вопросом. Наверное, он полагал, что таким образом я пытаюсь еще больше подпортить ему настроение, а может его шокировал тот факт, что загоревшись идеей, и я внезапно решила заклеймить себя чем-то постоянным.

— Я не думаю, что это удачная идея, крошка. Тебе не стоит что-либо предпринимать, когда ты с трудом соображаешь, и чертовски уверен, что тебе не стоит ничего делать, когда у тебя мозги не на месте, — когда он говорит это, то смотрит прямо мне в глаза, поэтому не остается никаких сомнений в том, что обращается он именно ко мне. Сейчас в интонации его речи нет ни капли юмора, каждое слово пронизано серьезностью. Черт, я понятия не имела, что он не оставит своих попыток и что его комментарий так меня выбесит. Мои мозги там, где положено, так что я не нуждаюсь в его психоанализе.

Я смотрю на Ди, которая, кажется, так же потрясена его ответом, как и я. На какие только ухищрения он не идет, чтобы вывести меня из себя. Чертов разъяренный гад.

— Ди, где то место, о котором ты мне рассказывала на днях? Помнишь, твоя помощница говорила тебе о нем?

Она смотрит на меня, пытаясь определить, шучу я или нет. У меня практически глаза вылазят из орбит, сообщая ей о том, что я настроена чертовски серьезно.

— Точно, ты имеешь в виду «Кляксу», новый салон на Гроув. Она сказала, что здоровяк, который трудится над ней, – лучший, но я не помню его имя.

— Прекрасно, просто прекрасно. Заканчиваем и идем, — я хлопаю в ладоши и смотрю на Грега со всей серьезностью, на которую только способна. Ему меня не остановить. Ни за что, черт возьми. А если попытается, ему придется посадить меня под замок. «Мозги не на месте». Засранец гребаный. Он злится, я знаю это. Я осушаю еще две кружки пива, пересекаясь взглядом с Ди. Ее глаза говорят о том, что, так или иначе, она в деле, хотя и слегка растеряна моим согласием на посещение «Кляксы». Она это начала, так что ей лучше быть готовой.

Грег наклоняется и что-то говорит Беку, после чего снова встает и направляется к двери. Я наблюдаю за тем, как он резко распахивает дверь и выскакивает наружу, и только потом перевожу взгляд на Бека.

— В чем, черт подери, его проблема?

— Не знаю, сладкая, он просто сказал, что должен кое-что сделать, поэтому встретит нас там.

Хорошо, возможно, я слишком остро отреагировала, но вы же знаете, что я терпеть не могу, когда со мной обращаются с такой осторожностью, будто я какая-то хрупкая фарфоровая кукла, которая может разбиться от малейшего прикосновения. Мои поиски прежней Иззи начнутся прямо сейчас, и я не позволю Грегу и его выкрутасам все испортить.

— Вы готовы идти? Я пойду, разыщу наш парковочный талон, чтобы мы могли выбраться отсюда. Подумай над тем, что ты хочешь себе наколоть, маленькая сучка, помни, это была твоя идея, — я встаю и ухожу, в очередной раз оставляя их за столом, но я уже не уверена, что они все также окутаны дымкой похоти. Бек, наверно, пытается понять, в какую неразбериху он влез, а Ди, похоже, опять переживает. Во всяком случае, на сей раз она не беспокоится о моем душевном равновесии, я на это очень надеюсь. Вероятно, ее больше заботит камень преткновения вставший между мной и Грегом. 

Глава 9

Ди притихла, как только мы сели в такси, выйдя из «Heavy’s». Скорее всего, она все еще воспроизводила в голове мой отказ поехать с парнями. Мы оставили ее машину у «Heavy’s» и запрыгнули в первое попавшееся такси, оставляя взбешенного Грега и растерянного Бека, стоящего у своего пикапа. Когда мы вышли, Грег ждал нас снаружи. Вот к чему приводила его излишняя забота. Я знала, что если мы позволим Грегу сесть за руль, то он будет решать, куда мы поедем. Я видела его насквозь.

Первые пять минут Ди сидит молча, глядя в окно. Из динамиков доносится спокойный ритм кантри, не громко, но вполне приемлемо для того, чтобы молчание не казалось таким неловким. Наконец, она не выдерживает и поворачивается ко мне.

— Ладно, Из, скажи мне, в чем дело. Здесь нечто большее, чем пара напитков и шуток про секс. Что там на самом деле происходит? — она протягивает руку и стучит по моей голове.

— Там ничего не происходит, Ди. Мне надоело, что все смотрят на меня, как на какую-то поломанную игрушку. Знаешь, некоторые игрушки независимо от того, сколько бы раз ты не смазывала их толстым слоем «Элмерс»,[7] все равно разваливаются. Мне надоело быть такой девчонкой, Ди. Грег просто напросто надавил на мои кнопки, когда сказал, что у меня не все дома. Со мной все хорошо, а то, что я не хочу говорить об… Акселе, еще не значит, что у меня проблемы с головой. Это не так.

— Кого именно ты пытаешься в этом убедить, Иззи? — тихо произносит она.

— Мне не нужно никого убеждать. Мне просто нужно, чтобы ты приняла мою сторону и поверила в то, что я справлюсь с этим на своих условиях, — я даю выход раздражению и поворачиваю голову, чтобы посмотреть на проносящуюся мимо городскую панораму. Я слишком устала всю неделю прятаться от Грега и бегать от Акселя, мне просто хочется, чтобы все закончилось. Это дурной сон, от которого я вполне готова проснуться.

— Хорошо, Из. Я понимаю, или, по крайней мере, пытаюсь понять. Я просто не хочу видеть, как ты страдаешь, и я не хочу видеть, как ты ссоришься с Грегом. Ты же знаешь, что он тоже страдает. Он бы сделал все возможное, чтобы облегчить твою боль. Ты знаешь это. Не думаю, что он дотошнее сыщика, он просто переживает.

Я не отвечаю. Какой в этом смысл? Я не знаю, что и думать о Греге. Я понимаю, что он беспокоится, но теперь, когда его преданность разрывается между мной и Акселем, откровенно говоря, я не знаю, чью сторону он примет, когда захочет со мной поболтать. Я точно знаю, что он хочет видеть меня счастливой, но какой ценой?

Через несколько минут мы останавливаемся перед «Кляксой»; таксист подвез нас прямо к входной двери. Я быстро расплачиваюсь и спешу выйти наружу. Я замечаю пикап Грега с ревом мчащийся по улице, когда устремляюсь внутрь здания. Он не будет закатывать сцен, только не в публичном месте наподобие этого. Он мог смотреть на меня с недовольством и осуждением, но при этом ничего не говорить. Хотя позже мне придется выслушать и немало.


Мы заходим в ярко освещенное помещение, стены которого окрашены в насыщенный красный цвет, а потолок и плитка на полу – черные. В главной комнате у них установлены по бокам несколько кабинок, каждая из которых огорожена стеной высотой примерно четыре фута. Есть несколько комнат у дальней стены, но все три с затемненными окнами. Я не уверена, что хочу знать, что там происходит. Я подхожу к огромной стойке в форме буквы U, расположенной посреди комнаты. За ней стоит девушка, вся покрытая татуировками. Ее короткие как у эльфа волосы торчат во все стороны и выкрашены в ярко-синий цвет. Ее классически красивый тип лица выглядел бы странно с учетом боди-арта и выбора цвета волос, если бы не тщательно продуманный макияж. Ее тени для век такие же яркие и синие, как волосы, почти василькового цвета глаза обведены толстыми черными стрелками, а на губах помада красного цвета.



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: