Елена закашлялась – Чёрт, два года не брала эту гадость в рот, отвыкла.

Лекс, улыбнувшись, забрала сигарету из задрожавших рук девушки и выкинула её в окно – И не начинай тогда.

– Волчонок, я не прошу тебя дать мне ответ сейчас, понимаю, о чём ты говоришь. Мне тоже не легко было задать этот вопрос – в глазах девушки стояли слёзы.

– Млин!. Алёна, ну ты что, родная моя? Прошу, не надо – голос Лекс сделался хриплым и приглушенным, в нём явно чувствовалась боль. – Я люблю тебя, до сих пор ещё люблю, ты, мой своевольный, такой независимый баран, боже ты и плачешь…

– видать старею, становлюсь сентиментальной – сквозь слезы улыбнулась ей полруга. – За барана спасибо, польщена…

– Да, ну тебя. Сама же всёгда говорила, что Овны – это первый знак зодиака во всём.

– Да, уж, а то, что раки мутные все, тоже помнишь?

– Помню. Тебе на них везёт…

Алёна нахмурившись, взглянула на подругу

– Тебе обязательно было об этом напоминать?

– Прости – девушка отвела взор. – Просто не подумала.

– С Женей мы расстались вскоре после твоего отъезда, я поняла, что не люблю её. Что обманываю и её и себя. Она была ширмой, в которой я укрывалась от тебя…и от себя. Пусть это звучит грубо и жестоко – но я использовала её, что бы доставить боль тебе, заставить тебя мучится. Я была слишком гордой, что бы позволить себе, признать тот факт, что ты слишком глубоко вошла в меня, я боялась потерять свою независимость, свою свободу. И в тоже время, я до ужаса боялась потерять тебя, мне было очень больно смотреть, как ты меняешь девушек, как пишешь для них стихи, говоришь о своей любви к ним. Я старалась тебя унизить, показать тебе, что и без тебя можно жить. Не знаю, что было со мной…

– Алён, не надо, прекрати – Алекс закрыла лицо, в голосе зазвучала боль – Зачем, ты мне всё это говоришь теперь?

– Ты должна знать. Всё. Я не хочу, чтобы между нами стояло что-то или кто-то.

– Господи, я уезжая, верила, что ты счастлива с ней. Что ты встретила своего человека. Ведь ты же писала мне, я общалась с Женей. Видела вас в месте, глаза же не могут лгать…

– Девочка моя, милая девочка, могут, когда сильно этого хочешь. Я мстила тебе, мстила себе, заставила поверить в то, чего не было тебя и себя. Прости…

Алекс судорожно выдохнув, отвернулась к окну. Мысленно сосчитала до десяти и повернулась к собеседнице.

– Алён, это всё в прошлом. Мне тебя прощать не за что. Я не Ангел, ты не демон. Мой отъезд был нужен мне. Я сама этого захотела. Ты здесь была уже ни причём. Всё просто так сложилось. О, том, что я хочу уехать, ты знала. Просто изменился город, я поехала не в Москву, как говорила тебе, а в Питер. Скажем так, решила полностью вычеркнуть часть своего прошлого. Начать всё заново.

С минуту девушки смотрели друг другу в глаза

– И как удалось?

– Ты знаешь ответ. Дай, мне время разобраться в себе. С Питером меня многое связывает. Это, мой город, я полюбила его. Полюбила его скверы, прохладу затуманенных аллей, постоянные дожди летом, тишину ночных прогулок по набережной Невы, его разводные мосты. У меня там друзья, работа, мой ребёнок уже три года знает только этот город, завет нашу квартиру своим домом. Любит моих друзей…Меня там ждут, ждут моего возвращения.

– Тебя там ждёт девушка? – её голос сделался тусклым и безжизненным.

– Не буду врать, ждёт. Она любит меня, я…мне с ней хорошо, уютно, но…я не люблю её. Я не знаю, люблю ли я вообще кого-нибудь, Алён, я запуталась.

– Давай помолчим?

Алекс согласно кивнув, протянула руку и взяла ладошку девушки в свою. Алена почувствовала, что в её ладонь соскользнул маленький холодный метал. Она разжала ладошку и поднесла её с своим глазам. Нежная улыбка озарила её лицо…В лучах восходящего солнца искрился, переливался теплым серебряным цветом маленькиё обруч серебряного кольца. Её кольца…

«…Там на других фронтах рядом будет кто-то верный, только я навсегда для тебя останусь первой…»




Поделитесь ссылкой в социальных сетях: