С этими словами Джаред ловко выпроводил все еще хорохорящегося адмирала из палаты.

Алекс могла только бессильно лежать на подушках, стараясь не расхохотаться. Она и не мечтала когда-нибудь увидеть, как ее отца переиграют. Когда Джаред вернулся, она все еще посмеивалась.

— Бедняга Фрэнк! — При мысли о шофере Джареда, которому предстояло везти ее отца, она снова засмеялась.

— Ты уверена, что его не используют в качестве оружия морских десантников?

Джаред опустился на стул рядом с кроватью.

Алекс мгновенно посерьезнела.

— Джаред, я понимаю, что моего отца приветливым не назовешь, но зачем тебе было ему лгать?

Он недоуменно наморщил лоб.

— Лгать? О чем?

— О том, что мы якобы помолвлены.

— Но это так и есть, милая, — совершенно спокойно отозвался Джаред, а потом посмотрел на часы. — Дьявольщина! Мне через час надо встретиться с этими лондонскими банкирами! — Он встал, подошел к ее кровати и, нагнувшись, крепко поцеловал Алекс в губы. — Я приду к вечеру, любимая, — пообещал он тихо, лаская ее взглядом. — Будь умницей, слушайся врача — и быстренько отсюда выпишешься.

— Нам надо об этом поговорить! — отчаянно сказала она.

— Потом.

Он заглушил ее протесты новым поцелуем и ушел.

Днем у Алекс не было недостатка в посетителях: время от времени к ней ненадолго заходили Крис и Дина. Вернулся и ее отец, но теперь вел себя намного тише.

— Ты думаешь, что на этот раз у тебя брак сложится удачнее? — поинтересовался он.

— Элемент риска присутствует в жизни всегда, — уклончиво ответила она.

На ее счастье, тут в палату вошла Дина, и дальнейших расспросов не последовало.

До окончания приемных часов Джаред так и не появился, и Алекс поймала себя на том, что уже соскучилась по нему. Ей вдруг настоятельно захотелось увидеть его внушительную фигуру, убедиться, что она ему не безразлична. Пусть даже это не любовь — сейчас она готова была принять то, что есть. Невозможно было скрывать от себя, насколько Джаред ей нужен.

На следующее утро у нее сняли капельницу и разрешили съесть легкий завтрак.

— Малыша надо кормить как следует, — жизнерадостно проговорила Шери, ставя перед Алекс поднос с едой.

Алекс с подозрением осмотрела завтрак.

— Я ненавижу вареные яйца.

— Желудку надо начинать с диетических продуктов, — заявила медсестра и ушла, оставив ее наедине с завтраком.

— Беременным женщинам нужна сытная еда, а не жидкие кашки, — пробормотала Алекс себе под нос.

— Я полностью с этим согласен.

Алекс подняла голову на звук знакомого голоса.

— Джаред!

Она была настолько рада его видеть, что протянула навстречу здоровую руку. Когда он бережно обнял ее, Алекс взмолилась:

— Пожалуйста, скажи им, что этого мало. Я тут умру с голода!

— Думаю, что здесь тебе голодать не дадут. — Плечи у него тряслись от сдерживаемого смеха, пока он осматривал поднос с яйцом и жидкой овсянкой. — Выглядит это ужасно!

— Можешь мне не рассказывать, — наморщила нос Алекс.

Джаред присел на край кровати и нежно взял ее руки в свои.

— Вижу, что тебя выпустили на свободу.

Он имел в виду капельницу.

— А ты не можешь тайком принести мне шоколадку? Или «Сникерс»? Что-нибудь сладкое и сытное! — взмолилась Алекс.

— Нет, — прошептал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в кончик носа, а потом в губы. Но, боясь дать волю чувствам, Джаред отстранился. — Я тебе кое-что принес. Боюсь только разочаровать тебя, потому что это несъедобное, — с напускной небрежностью сообщил он, запуская руку в карман пиджака и доставая оттуда небольшую коробочку — явно из ювелирного магазина.

Алекс застыла, не отрывая взгляда от коробочки. Открыв ее, Джаред достал оттуда кольцо с изумрудом в овальной оправе «маркиза», по обеим сторонам которого сверкали бриллианты.

— Я всегда считал, что бриллиант — слишком холодный камень, чтобы дарить его в знак помолвки, — тихо проговорил Джаред. — Размер я узнал по твоему кольцу с опалом.

Он потянулся за ее левой рукой, чтобы надеть ей на безымянный палец свое кольцо как знак помолвки, но Алекс поспешно отдернула руку. Джаред посмотрел ей в глаза, явно расстроенный такой реакцией, и стал ждать объяснения.

— Нет, — хрипло проговорила она, вся дрожа. — Я не позволю тебе это сделать!

— У тебя тут никакого нет выбора, Алекс, — сообщил он ей со сталью в голосе. — Свадьба состоится сразу же, как врач даст свое «добро».

— Нет!

На ее глазах блестели слезы. Она не вступит во второй раз в брак, где не будет любви с обеих сторон.

— Да! — зарычал Джаред, вскакивая с кровати и начиная расхаживать по палате. — Перестань упрямиться, Алекс. Ты и так слишком долго испытывала мое терпение.

— Никакого терпения у тебя и не было! — не согласилась она.

— В отношении тебя — не было!

— Я не допущу, чтобы ты женился на мне из-за ребенка! — На последнем слове голос у нее сорвался. — Можешь не тревожиться, я не лишу тебя права видеться с твоим ребенком, но только из жалости или чувства долга на мне жениться не надо!

Джаред стремительно повернулся к ней.

— Ты действительно так думаешь? Будто я женюсь на тебе из-за ребенка?

— А с чего еще тебе на мне жениться? — устало спросила Алекс. В последнее время ей стало очень трудно спорить с Джаредом.

— Наверное, с того, что я тебя люблю!

Он выкрикнул эти слова, а не прошептал, нежно глядя ей в глаза, но в их искренности сомневаться не приходилось.

Алекс уставилась на него, страстно надеясь, что не ослышалась.

— Ты меня любишь?

Он снова вернулся к ее кровати и присел на край. Алекс тут же оказалась в его объятиях и уткнулась лицом ему в шею, жадно вдыхая терпкий аромат его тела. Он нежно провел руками по ее спине и поцеловал волосы.

— Ох, Алекс! — вздохнул он. — Ты упрямица и злючка, и если бы чувствовала себя немного лучше, то могла бы швырнуть меня через всю комнату, но для человека, работавшего в разведке, ты иногда бываешь на редкость тупа! Ты мне нравилась с самого начала, а влюбился я в тебя еще в ту ночь, когда ты поймала насильника.

Ее губы сложились в печальную улыбку.

— Ты влюбился в мои бойцовские качества? — поддразнила его она.

Качая головой, он взял ее руку и надел ей на палец кольцо, а потом поднес ее руку к губам. Многозначительно улыбаясь, он легонько прикусил ей кончики пальцев.

— Не отрицаю, что я знал немало женщин, но внезапно я осознал, насколько пуста моя жизнь. Я захотел иметь жену и детей, я захотел стать нормальным семьянином… — Он иронично улыбнулся. — О, я готов признать, что меньше всего ожидал влюбиться в тебя, но положение оказалось безнадежным. Я очень быстро понял, что ты — единственная женщина, с которой я могу связать свою жизнь. — Его губы скользнули по каждому пальцу Алекс, вызвав во всем ее теле знакомый жар. — В тот вечер ты была вне себя от злости из-за того, что я поставил Симпсона на место, и я тут же решил, что ты нужна мне — пусть даже ты будешь орать на меня все следующие пятьдесят лет. — Джаред покачал головой. — Что-то мне подсказывает, что наш брак не будет тихим и спокойным.

— Прежде ты ни разу не говорил мне, что меня любишь, — тихо сказала она, гладя свободной рукой его гладкую щеку. — А я-то решила, что страдаю от неразделенной любви!

У Джареда загорелись глаза.

— Ты уверена? — хрипло спросил он.

— Так же точно, как и в том, что я беременна, — ухмыльнулась она.

Его взгляд потемнел от боли, которую причинили ему воспоминания о недавнем происшествии.

— Клянусь, если ты снова выкинешь подобный фокус, я тебя излуплю, — сурово пообещал он, снова притягивая ее к себе. — Я прошел через настоящий ад, Алекс. Врачи не могли гарантировать твоего полного выздоровления. Я даже сказал твоему хирургу, чтобы он сделал все, лишь бы ты осталась жива…

— Извини, что я тебе не сказала, — прошептала она, ласкаясь к нему.

— Мне следовало бы догадаться обо всем. Как я мог быть столь невнимательным! — обвинил он себя. — Знай я о твоей беременности, ты бы со мной не летела. — От волнения у него задрожал голос. — Я боялся от тебя отойти, Алекс. Я ужасно боялся, что, если я отсюда уйду, ты не очнешься.

— Ох, Джаред! — выдохнула она, не скрывая слез.

Он снова обнял ее, сдерживая свою страсть и боясь причинить ей боль своими прикосновениями.

— В средствах массовой информации меня называют одним из самых влиятельных людей страны, но ни один цент моих денег и никакое мое так называемое «влияние» не могли уменьшить твоих страданий! Я еще никогда не чувствовал себя на столько беспомощным! — с трудом проговорил он.

Теперь Алекс наконец смотрела на Джареда по-новому, наконец перед ней открылась его душа.



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: