— Я бы не отказался, чтобы такая леди охраняла меня весь день напролет, — пробормотал один из фотокорреспондентов, укладывая камеру в футляр.

Поднимаясь на лифте к кабинетам руководства вместе с Алекс и Крисом, Джаред быстро отдавал своему помощнику распоряжения:

— Проверь, можно ли освободить мой завтрашний день, чтобы с утра можно было вылететь и проинспектировать, как идет строительство нового здания фирмы. Потом позвони Уорнеру и спроси, готовы ли уже документы на сделку с Дональдсоном. Если нет, то скажи ему, что они мне нужны к послезавтра.

Двери лифта бесшумно раздвинулись, и, продолжая говорить, Джаред зашагал по коридору к резным дубовым дверям. За ними был кабинет президента и председателя совета директоров фирмы «Фернвуд Энтерпрайзиз» — Джареда Д. Темплтона.

Крис прошел через одну из дверей в свой кабинет и вернулся с листочками, на которых были записаны звонки Джареду. Он просмотрит их, прежде чем передавать боссу.

Алекс вопросительно посмотрела на Джареда. Когда он кивнул, она сняла жакет. По ее плечам проходил узкий темно-коричневый ремешок, на котором у нее под правой подмышкой висела небольшая кобура.

Джаред поморщился, глядя, как она снимает свою экипировку и кладет на диван.

— После того, как я наблюдал за вашей стрельбой в тире, я точно знаю, что не хотел бы стоять у вас на пути.

Он открыл небольшую полированную шкатулку, стоящую на письменном столе, и достал оттуда сигару.

— Поэтому вы и взяли меня на работу, — усмехнулась Алекс.

Тут в дверь постучала младшая секретарша и осведомилась, не надо ли кому-нибудь кофе. Все отказались.

Щурясь на спираль сигарного дыма, Джаред откинулся на спинку кресла, наблюдая, как Алекс пересекает комнату. Он еще не встречал такой интересной женщины. Ее нельзя было бы назвать очень красивой: она была слишком худой, но двигалась при этом с грациозностью борзой. Его бабка сказала бы, что у нее линии чистокровной лошадки, только бедра слишком узкие.

— Вас не беспокоит, что многие отказываются верить, будто вы мой телохранитель? — поинтересовался Джаред.

Его ленивый голос словно повис в комнате.

Алекс его вопрос позабавил и не слишком удивил. Джареду нравилось пользоваться любым случаем, чтобы внести в разговор интимные нотки. Сейчас она просто перестала обращать на них внимание.

— Я об этом никогда и не думаю, — честно ответила она.

Джаред забарабанил пальцами по полированной поверхности письменного стола. Для него уже стало привычным развлечением проверять, до какой степени он может поддразнивать Алекс, чтобы ее самообладание дало трещину. Пока ему это не удалось ни разу.

— Вы должны признать, что трудно поверить, чтобы у столь прелестной леди была такая опасная работа.

— Она не опаснее той, что была у меня в военно-морской разведке.

Алекс пожала плечами, немного удивившись тому, что Джаред упомянул про ее внешность. Он в прошлом имел отношения с таким количеством прекрасных женщин, что никак не может считать ее прелестной. И в то же время какое-то внутреннее чувство с самого начала подсказывало ей, что Джаред испытывает к ней нечто большее, чем просто любопытство. Она сознавала, что пробудила в нем инстинкт охотника, потому что не внимала ему с жадностью, как другие женщины. Ив то же время если бы она это делала, то у него никакого интереса не возникло бы! Сейчас в жизни Алекс не было места для мужчины, а если бы и было, то его, уж конечно, не занял бы Джаред Темплтон. Бесспорно, он был очень привлекателен и всегда был чуток к женщинам, но ей вовсе не хотелось бы принимать участие в отношениях, развивающихся по одной и той же схеме. Ей не хотелось вступать с ним в разговоры на личные темы — и пока у нее это получалось.

— Если я вам больше не нужна, я спущусь в свой кабинет.

Джаред кивнул. Он уже погрузился в чтение бумаг: плейбой легко превратился в делового человека.

Крис задержал Алекс, когда она выходила из кабинета.

— Хорошо, ты выиграла пари. На этот раз шеф заставил прессу дожидаться, и я плачу в ресторане… опять. — Он шутливо вздохнул. — Почему это ты можешь предсказать его поступки лучше, чем его личный помощник? Это нечестно, Алекс! Ты уверена, что он не вступил с тобой в сговор, чтобы меня разорить?

— Не жди от меня жалости, Крис Стивенс. — Разыгранная им сценка ее не тронула. — А что до чтения чужих мыслей, то давай просто скажем, что я всегда была телепаткой. Увидимся позже.


— Как прошла пресс-конференция? — спросила у Алекс ее секретарша Дина, когда она остановилась у ее стола узнать, не было ли каких-нибудь важных звонков.

— Как обычно. — Пожав плечами, Алекс перебрала листочки с записками. — Мистер Форд не звонил с оценками стоимости новых видеокамер для гаража?

— Пока нет. Хотите, чтобы я с ним связалась?

Алекс покачала головой и посмотрела на часы.

— Нет, это подождет. По крайней мере должно подождать, потому что завтра утром мне придется лететь с мистером Темплтоном.

— Те, кто не в курсе, могли бы позавидовать вашим поездкам, — сказала ей секретарша. — Крис уже позвонил мне и сообщил все детали. За вами заедут домой в шесть утра.

Алекс поморщилась.

— Иногда мне даже непонятно, зачем мне рабочий кабинет и квартира. Я ни там, ни там почти не бываю. Почему бы тебе не пойти домой? Я задержусь, разберусь с бумагами и надиктую тебе кое-что. И завтра ты тоже можешь уйти пораньше.

— Ого, я всегда знала, что у меня есть причина радоваться, что я работаю с вами! — У Дины заблестели глаза. — Хоть вы и безжалостно меня эксплуатируете, — пошутила она.

— Вот именно. — Алекс негромко засмеялась. — Желаю хорошо провести вечер, Дина. Увидимся послезавтра.

Для Алекс ее кабинет всегда был тем местом, где она могла расслабиться. Ей было разрешено обставить его так, как она сочтет нужным, и она наполнила его антиквариатом. Особенно она любила свое лучшее приобретение — отполированный до блеска дубовый письменный стол-бюро с убирающейся внутрь крышкой. У одной стены стояли удобная темно-синяя кушетка и старомодный деревянный стол. На полу вместо обычного коврового покрытия лежал бордовый ковер. У окна красовался большой книжный шкаф со стеклянными дверцами.

Алекс выглянула в окно на узкую полоску далеко внизу — на самом деле это был оживленный центральный бульвар в Сенчери-Сити. Она устала — устала сильнее, чем хотела себе признаться. Сев в мягкое кресло, она откинула голову на спинку и на несколько блаженных секунд закрыла глаза. Только накануне она сопровождала Джареда в трехдневной поездке на Аляску и все еще не успела отдохнуть.

— Я становлюсь, слишком стара для всего этого! — тихо призналась Алекс.

Она невесело улыбнулась своим словам и снова принялась за бумаги.

Как всегда, за работой Алекс забыла о времени. Когда Джаред принимал ее, он оговорил условие, что она должна быть в любой момент готова куда-то с ним ехать. Ему нужен был телохранитель, и только. В то же время Алекс заявила, что не согласна сидеть и бездельничать, когда он в ее услугах не нуждается. Пойдя ей навстречу, ее подготовили к тому, чтобы стать начальником службы безопасности, когда ее глава, Джон Лайонс, вышел на пенсию четыре месяца тому назад. Ей посчастливилось, что он оказался человеком без предрассудков, готовым оценить мнение специалиста по вопросам безопасности. Джон поделился с нею немалым количеством собственных секретов и с удовольствием встречался с Алекс за ленчем, когда она была свободна.

В последнее время Алекс работала над тем, чтобы усилить систему охраны в гараже для автомашин служащих. Она слишком хорошо знала из газет, как часто на людей совершают нападения, когда они покидают рабочее место и спускаются в гараж, и готова была предпринять всевозможные меры, чтобы этого не случилось здесь.

Только в начале десятого Алекс наконец спустилась на лифте вниз и отметилась у дежурного охранника, коротко ему улыбнувшись.

— Желаю хорошо провести вечер, миссис Пейдж, — пожелал он, открывая дверь.

Алекс удалось поймать такси на ближайшей стоянке. Сейчас она могла думать только о том, чтобы поскорее принять горячий душ и лечь.

Чтобы иметь возможность легко добраться до центра Лос-Анджелеса, она поселилась в Марина дель Рэй, хоть бесчисленные многоэтажки и жилые комплексы этого района напоминали ей крольчатник. Однако она так мало времени проводила дома, что это особого значения не имело.

Добравшись наконец до своей квартиры, она разулась и отнесла туфли в спальню. Привычки, приобретенные во время детства в семье военного и собственной военной службы, требовали, чтобы для всего в доме было свое постоянное место.



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: