read2read.net / Проза / Современная проза / автора б. / Книга «АМЕРИКАНСКИЕ МЕМУАРЫ»


- в конце июля приходит письмо из столицы Нью-Джерси города Трентона из какой-то конторы государственной, в котором сказано, что так как в моей доблестной истории появилась отметка о вождении в нетрезвом виде, то заботящееся обо мне государство решило немного увеличить сумму уплачиваемой мною страховки за автомобиль. Ненамного. Совсем. Всего на три тысячи долларов. На три года. То есть по тысяче долларов ежегодно в течение трех лет. Без этого мне права не вернули бы.


Сколько еще меня ждало сюрпризов в этой "программе", я не знаю. Могу только догадываться. Однако письма из Трентона хватило. Я позвонил по указанному в письме контактному телефону. Трубку взяла какая-то черномазая, судя по выговору (рот как будто говном забит). Не буду весь разговор пересказывать, напишу лишь его достойное окончание:

- Вам обязательно надо оплатить одну тысячу до…

- Извините, что я вас перебиваю. Скажите, а много еще выплат мне придется сделать, чтобы права восстановить?

- Я не знаю, но программа включает в себя несколько этапов.

- Спасибо. Тогда ЗАСУНЬТЕ МОИ ПРАВА СЕБЕ В ЖОПУ!


Так и закончилась эта история. Меня до сих пор засыпают письмами. По последним данным я должен уже порядка 5-6 тысяч. Плюс все остальное. Так как я ничего платить им не намерен, на меня заведено уголовное дело. Прямо в аэропорту, наверное, скрутят и отправят париться на нары. К чему я это все? К тому, что добрая либеральная американская система выстроена таким образом, что в случае одного "попадалова" тебя подвешивают за яйца на всю оставшуюся жизнь. В моем случае это пожизненное повышение страховки и т.д. Пусть они сами варятся в том говне, что наварили.

Я не снимаю с себя вины никоим образом, но платить не намерен, чтобы мои денюжки уехали на помощь в какой-нибудь Израиль.


P.S. Права продержались у меня с ноября 2004 года по июнь 2005 года. Мда..


ГЛАВА 2. "ХАРДКОР-КОНЦЕРТ"

ПРЕЛЮДИЯ.

Как вы знаете из предыдущей главы, меня лишили водительских прав. И подписали на свою идиотскую программу восстановления. Программа восстановления была мною прервана самым радикальным образом, потому как сводилась исключительно к выносу мозгов и неограниченному вытягиванию денежных средств.

На дворе стояло жутко душное лето 2005 года. Для себя я решил четко - приедет отец в конце августа - соскакиваю домой. А поэтому… Думаете, у меня отняли права, и я припарковал машину, лишь изредка стирая с нее пыль? Не угадали! Я продолжал водить, и мне было абсолютно до лампочки, остановят меня доблестные копы или нет. Не остановят (так и произошло, за исключением одного случая со знакомым копом, который выследил мою вихляющую машину, включил сигналку и загнал меня на заправку, падла) - отлично. А остановят… "Ваши права, сэр". "Нэту". "Мы вынуждены вас арестовать за вождение без водительских прав." "Да пожалуйста, вот тебе моя рука!". Короче говоря, плюнул я на их все законы и бесшабашно рассекал по американским дорогам целое лето.


ЧАСТЬ 1. РЕСТОРАННАЯ РАБОТА.

В один из августовских дней я приехал на РАБотку в приподнятом настроении. С утра было еще не совсем душно, можно было хотя бы ходить, не потея. Потихоньку начал "открывать" ресторан, то есть распечатывать запечатанные на ночь салаты и соусы, пришпиливать к ним новые этикетки с указанием срока годности. У каждого официанта, "открывающего" ресторан с утра - своя работа до того, как придут америкаки жрать говно. Кто-то отвечает за салаты, маркирует их, добавляет те, которые кончились. Допустим, срок годности салата - 24 часа с момента изготовления. Смотришь на этикетку, сегодня с утра этот срок вышел. Хм… Месить новую порцию? Как бы не так! Отрываешь этикеточку старую, на ее место клеишь новую и, вуаля, полная посудина несвежего салата отправляется в "салат бар". Такая же канитель происходит со всеми продуктами и полуфабрикатами. Каждый кусочек хлеба имеет свою маркировку и срок годности, который указан на большом плакате на кухне.

Латины, пришедшие в ресторан то ли в пять, то ли в шесть утра, усердно месят жратву на кухне. Делают пюре, варят рис, раскладывают грязными лапами порционно кусочки курицы и картофеля фри. Официанты, среди которых латинов тоже порядочно, но других, более цивилизованных, англоговорящих и почище, с сонными рожами ходят с ведрами льда и тряпками, что-то натирают и чистят. Все работают. Такая вот Америка. Посудомой Джозеф, старый, выживший из ума негр с Гаити с постоянно низким давлением и какой-то неясной болезнью, из-за которой он всегда спит, даже стоя, занял сортир для служащих и дрыхнет там, сидя на унитазе.

- Кто-нибудь, разбудите, пожалуйста, Джозефа! - главный менеджер ресторана Карлос Карлос (я не описался, одно имя, второе - фамилия), выходит проводить утреннее совещание из серии: мы все сегодня хорошо поработаем, друзья, и кухня, и сраные латины, месящие рис и вы, официанты. Давайте все еще раз проверим, чтобы все было чисто. Посмотрите на свою форму, у всех ли фартуки чистые? Джастин, какого хрена у тебя фартук такой, будто ты им полы мыл?

В это время я жру халявный суп в подсобке и беседую с Кайлом, который пришел проводить очередную увлекательную 14-часовую смену у плиты. Как он это выдерживает - я понятия не имею. Я освобождаюсь сегодня рано, порядка 3 часов дня. И…

Мы все едем на концерт!!! Хардкор мазафака! Километров за 60-70 на север штата, в городок с незапоминающимся названием, каких в Нью-Джерси тысячи. Там будет концерт нью-джерсийских хардкор-команд второго-третьего эшелона.

Небольшое отступление: в начале лета, а, может, в самом конце весны в ресторан пришел работать официантом паренек Майк. Майкл Бэнис, ака Майк. Пирсингованный падонок, алкаш, хардкорщик с проблесками национал-социалистического мировоззрения. Да и вообще очень приятный в общении парень, распиздяй и гуляка. Тощий как прут, в вечно сваливающихся штанах. Оказался он бас-гитаристом группки COMBATANT, играющей хардкор. Частенько мы с Майком сиживали в парке напротив ресторана с бутылкой калдырки и беседовали о музыке. Очень был хороший паренек. Постоянные околомузыкальные тусовки, нормальное развитое воображение, в общем, - приятное исключение из общеамериканских правил.

Майки-бой пригласил нас всех - всю эту чудовищную разнокалиберную во всех отношениях, включая расовый вопрос, тусу к себе на концерт.

- Типа, поедем на моей машине, так что, Сергей, оставляй свою и пей, сколько влезет! И давайте нас на концерте поддерживайте!

- Когда выезжаем, Майки? - это Крис.

- Часа в 4, максимум в пол-пятого, иначе не успеем.

- Я заканчиваю в три, у меня еще целый час будет пожрать, - это уже я.


Последний перекур перед началом смены. На заднем дворе, огороженном и солнечном. Последнее шпарит уже будь здоров, все покрыты липким слоем пота, все тянут ледяную пепси-колу и курят как паровозы. На задний двор выбегает раскачанный огромный негр Рон - редкостный ублюдок и задира, терроризирующий всех в ресторации, особенно беспомощных латинов. Верх доблести для него - сзади с размаху засадить ковыряющемуся в раковине латину по жопе с ноги и прыгать как орангутанг вокруг. У нас с ним вышел небольшой конфликт в самом начале, когда он принялся задирать и меня. После этого конфликта ко мне он не суется и обходит стороной.

- Ну что, белые ублюдки, курите? Поэтому и слабенькие такие! - это в шутку, это нормально.

- У тебя комплекс неполноценности, иди водичкой умойся, - парирую я.

Рон убирается вовнутрь.

- Вот ублюдок! Вот сволочь! - оживляются все.

Я смотрю на моих трусливых "коллег" и мне становится ясно, почему Белой Америке скоро наступит кран. Никто гавкнуть не рискнет, хвостики все подожмут, глазки испуганно вытаращат, а еще лучше, получив по жопе с ноги, начинают вместе с этой черной мартышкой смеяться. Бля, пиздец! Я знаю, что в случае "один на один" Рон меня наверняка отделает, однако я просто в лицо ему при всех сказал, что с ним будет, если он продолжит свои задирания. И предложил ему прямо тогда сразу выйти на задний двор один на один. Мартышка сразу забздела и пошла на попятную. Неужели это так сложно сделать???

Ну да ладно, опять я впал в рассуждения о межрасовых отношениях. Честно говоря, опыту поднабрался я там немалого. Надеюсь, он поможет мне. Там помог.

Докурив, направляемся в своим "секциям" в ресторане. У каждого официанта - закрепленная за ним секция - столов 5-6. В будни с утра посетителей немного, управляешься нормально с 6-ю столами. А вот в субботу вечером тебе больше 4-х не дадут. Обычно - 3. Протираем сидения, люстры, расставляем салфетки, тарелки и приборы, проверяем наличие соли и перца, поправляем "специальные меню" с указанием того, что "именно в эту неделю" можно сожрать подешевле. Открываемся. 9 часов утра.


read2read.net / Проза / Современная проза / автора б. / Книга «АМЕРИКАНСКИЕ МЕМУАРЫ»

Поделитесь ссылкой в социальных сетях: