Когда мальчишка перестал кружить и повернулся в сторону К'арлайнда, маг рассеял свою невидимость, рассчитывая предложить помощь в виде несложного заклинания, которое может оказаться полезным в поисках. Если это не сработает, что ж… стеклянная палочка, зажатая в его руке, готова к действию.

Элдринн, однако, не обратил на К'арлайнда никакого внимания. С ним, похоже, было что-то не так. Глаза его казались пустыми, безжизненными. Губы вяло обвисли, из уголка рта стекала слюна. Он споткнулся, остановился и потряс головой, словно наземный эльф, слишком долго пробывший в Дремлении. Потом побрел дальше, с трудом волоча ноги и уставившись в землю.

Через каждые несколько шагов он что-то бормотал. К'арлайнд едва смог расслышать слова.

— Сумка, — невнятно бубнил мальчишка. — Надо в сумку…

К'арлайнд понятия не имел, что это означает, но был уверен в одном: парень не представляет угрозы. Даже напугавшись, он не в состоянии испепелить К'арлайнда заклинанием.

Маг рассеял невидимость, окутывавшую юношу, опустил свой кристалл и негромко произнес:

— Элдринн?

Мальчишка моргнул. Он на мгновение поднял пустой взгляд на К'арлайнда, потом снова уставился в землю и пошаркал дальше. Прошел мимо, будто никакого мага и не было.

Похоже, парень стал жертвой заклятия помрачения рассудка — того самого, исцелить от которого могут лишь молитва клирика или воля мага. В данный момент К'арлайнд не располагал ни тем ни другим.

Потирая подбородок, К'арлайнд смотрел, как дроу топчется в траве. На шее у мальчишки висел амулет. Маг пристроился рядом и приподнял адамантиевый диск, желая взглянуть, нет ли на нем знака Дома. Знака не было. Зато обнаружился магический символ, который К'арлайнд сразу узнал: «Прорицание».

Маг оставил амулет болтаться на груди юнца. Теперь он понял, почему не обнаружил опознавательные знаки на мертвом солдате. Мальчишка и солдат, сопровождавший его, были из Сшамата — города, управляемого не матронами из знатных Домов, а Конклавом магов. Амулет был знаком колледжа, равнозначным знаку Дома в городе, где имена Домов бывали в ходу нечасто.

К'арлайнд покачал головой, не слишком веря в такое совпадение. Сшамат был городом, где он надеялся обрести свой новый дом. Быть может — и мысль эта тревожила его, — то, что он нашел Элдринна, не простая случайность. Может, эту встречу устроил кто-то из богов? Однако К'арлайнд не догадывался, для кого из них он может представлять интерес. Он не сумел привлечь к себе внимание Избранной Мистры и, вместо помощи, предал Эйлистри — хотя это привело-таки к гибели Варауна. И все же…

Внезапно К'арлайнд заметил нечто, лежащее на земле, — кристалл, подмигивающий ему в лунном свете. Длиной примерно с пол его мизинца. Шестиугольный в поперечном сечении, заостряющийся к концам. С одного конца светло-голубой, дальше все темнее, до сине-зеленого. Кристалл упал в высокую траву, и, если бы не отблески луны на его гранях, К'арлайнд ни за что его не заметил бы.

Он дождался, пока незнакомец не пройдет мимо кристалла, и лишь тогда произнес заклинание. Вспыхнувшая вокруг кристалла аура была воистину ослепительной — магическое излучение, в сравнении с которым даже аура посоха казалась тусклой. Поняв, чем, по-видимому, должна быть эта штука, К'арлайнд тихонько присвистнул. Киира. Камень познания. Он нервно облизнул губы. Одним богам ведомо, какие древние заклинания могут храниться в нем.

Очевидно, именно камень познания и искал мальчишка. И похоже, именно киира стала причиной помрачения его рассудка. Жирный черный мазок на поверхности кристалла в точности соответствовал отпечатку на лбу парня.

К'арлайнд заставил камень левитировать к себе в сумку и затянул завязки. Он вовсе не собирался касаться кристалла голыми руками — ну уж нет, — после того, что камень, по всей вероятности, сотворил с парнишкой.

Спрятав добычу, К'арлайнд вытащил кинжал и схватил парня за плечо. Он приставил острие к груди Элдринна. Одного движения достаточно, чтобы посох, пивафви и все остальные магические предметы перешли в его собственность. И все же К'арлайнд почему-то не мог заставить себя сделать это. Потому, быть может, что Элдринн смотрел так доверчиво, — именно так, вспомнил маг, смотрел на него младший брат как раз перед тем, как К'арлайнд предал его.

Маг опустил кинжал и вздохнул. Совсем немного времени на Поверхности — и он уже размяк. Вот что происходит с мужчиной, связавшимся со жрицами Эйлистри, — он размягчается.

Но наверное, это и к лучшему, сказал он себе. Убийство мальчишки может повлечь за собой нежелательные последствия. Хотя Элдринн и молод, и, скорее всего, лишь начинающий, кто-нибудь из его колледжа вдруг вздумает искать его. И если обнаружатся свидетельства того, что его убили… что ж, Мастер Прорицаний мигом отыщет того, кто это сделал.

К'арлайнд убрал кинжал в ножны и отпустил парнишку. Когда Элдринн вновь прошаркал мимо мага, тот выдернул посох из его рук. Парень не сопротивлялся. Проще простого.

Вскинув посох на плечо, К'арлайнд ждал, когда Элдринн в очередной раз пройдет мимо. Он заберет все магические вещицы, одну за другой, а потом бросит мальчишку на растерзание обитателям Великих Пустошей, решил он. Но потом сообразил, что и у этой идеи есть свои минусы. Чудовища не уносят с собой магическое барахло, оно остается валяться на месте убийства. Любому Мастеру Прорицаний, достойному этого звания, достаточно будет один раз взглянуть на растерзанное тело, и он мигом начнет искать пропавшие предметы. А уж такую могущественную штуку, как этот посох, в особенности.

К'арлайнд опустил руку. Нет, оставалось только одно — телепортировать Элдринна в Сшамат вместе со всем его магическим имуществом.

За исключением киира, разумеется. Можно смело биться об заклад, что Элдринн не доложил о своей находке Колледжу Прорицаний. Сделай он это, сюда уже явились бы другие маги. А значит, похоже, лишь Элдринн знал про киира. Если то, что повредило его разум, окажется неподвластным исцелению, камень познаний останется у К'арлайнда. Он в удобный момент сможет вернуться в Великие Пустоши и «найти» кристалл.

А если Элдринн выздоровеет и догадается, что К'арлайнд прикарманил киира, быть может, им удастся заключить сделку. К'арлайнд мог бы вернуть камень в обмен на право узнать, что в нем сокрыто.

Он улыбнулся. После двух месяцев бесплодных поисков ему прямо в руки свалились не одна, а сразу две награды. Киира — и повредившийся рассудком маг, точнехонько чтобы быть спасенным и за возвращение которого в Сшамат вполне можно рассчитывать на награду.

А пока он спрячет киира там, где ее невозможно будет найти, — в некой пещере, без единого входа и выхода, полностью облицованной кристаллами черного камня, что делает бесполезными любые попытки провидеть или искать что-либо в ней. Помимо К'арлайнда, лишь три дроу знали о ее существовании. Двое мертвы — их тела валялись на полу пещеры, когда месяц назад он ненадолго возвратился туда. Третий вряд ли когда-нибудь вновь посетит это место.

К'арлайнд телепортировался в пещеру, спрятал свою добычу среди черных кристаллов и вернулся в Великие Пустоши. Это заняло совсем немного времени. Элдринн все еще стоял там, где оставил его маг, безучастно глядя в землю. Он подался было вперед, словно собираясь снова зашаркать по кругу, но К'арлайнд, поймав юнца за руку, остановил его.

Он обратился мыслями к Сшамату. В этом городе он бывал лишь однажды — по торговым делам, десятилетия назад — и все же отчетливо помнил его главный вход — пещеру на вершине З'орр'бот. Он позволил воспоминанию заполнить его мозг. Потом, крепко сжав плечо Элдринна, телепортировал туда их обоих.

Месяц тарсак
Год Изогнутого Клинка (1376 DR)

Кбрас махнул рукой, привлекая внимание сборщика ставок:

— Три золотых на дерро.

Сборщик, долговязый раб со снежно-белыми волосами и глазами юркими, будто охотящиеся ящерицы, взлетел по ступеням арены к верхнему ряду. Он взял монеты Кбраса и протянул ему жетон.

Женщина, сидящая рядом с Кбрасом, рассмеялась:

— Этот дерро и минуты не продержится против кваггота Достаточно взглянуть на его размеры! — Она схватила сборщика ставок за руку и развернула к себе. — Семь золотых на кваггота.

Малый принял монеты, слегка морщась от силы ее хватки.

— Женщины не всегда выигрывают, — отозвался Кбрас, лениво поглаживая подбородок. — Может, с виду дерро и слабее, но внешность бывает обманчива.

Его замечание заставило женщину саркастически фыркнуть. Ее самоуверенность подкреплялась пышным нарядом и статусом — жрица Ллос, судя по плетке, свисающей с ее пояса Сборщик ставок, однако, уловил смысл произнесенного Кбрасом. Он кашлянул в кулак, потом провел рукой по губам, украдкой сделав знак Маски. Пальцы его опущенной руки шевельнулись.



Поделитесь ссылкой в социальных сетях: