read2read.net / Фэнтези / Фэнтези / White Pawn / Книга «Ангелы бедствий»


Аня закрыла глаза, вспомнив Дениса. Воспоминания о муже — бывшем? — ожили так внезапно и неожиданно именно сейчас, что она несколько опешила от них. После того, что совершил Денис, она видела его только один раз, в подвальных блоках "Панциря мира", где их допрашивали. До сих пор о его судьбе ей было ничего неизвестно. Аня не знала, жив ли он, или же по-прежнему существует там, глубоко под землей, погруженный в искусственный сон. Мысли о нем сейчас заставили шевельнуться в ее душе нечто болезненное, и Аня поспешно мотнула головой, тщетно пытаясь выбросить из головы образ Дениса, его влажное лицо, неестественно бледную кожу лица и черную маску, закрывающую его глаза, его влажные шепчущие губы…

Аня подумала о том, что будет дальше с этим местом. Отстраивать новый комплекс, конечно же, никто не будет. Возможно, ограничатся маленьким скромным мемориалом в память тем, кто погиб здесь во время диверсии.

Она тяжело и прерывисто вздохнула, чувствуя, как начинает болеть голова. Налетевший ветер растрепал ее прямые черные волосы, заставив поежится, словно бы говоря ей о том, что здесь больше нечего делать ни ей, ни кому-либо еще из того большого города за сопками. Аня не стала возражать этому порыву. Окинув взглядом вид ровной темной площадки, она отвернулась, зашагав обратно к винтокрылу. Ей не верилось, что здесь когда-то была часть ее маленького мирка. Теперь его нет, и вместе с ним исчезла и эта самая часть единого целого.

"Путь это будет просто заброшенным пустырем".

Она решила, что так действительно будет лучше. Пусть она вообще больше никогда не возвращается сюда, ни на воздушной машине, ни мыслями.

Ане не хотелось, чтобы воспоминания о жизни, которая осталась в прошлом и навсегда канула в небытие, вновь вернулись к ней.

* * *

Собственная квартира казалась чужой и нелепой в собственной тишине и пустоте. Теперь она производила такое же впечатление, как и летом, когда Стас впервые перешагнул ее порог. Не смотря на то, что он прожил здесь уже много месяцев, он вновь воспринимал ее заново.

Стас решительно закрыл дверь. Посмотрев на тускло блестящие цифры "34", он поджал губы, и, отвернувшись, зашагал по открытому балкону к лифту, стараясь не смотреть на улицу через парапет.

Двери сомкнулись, и лифт с тихим урчанием начал спускаться вниз.

Стас не шевелился, слушая, как работает пневматическая система. Он смотрел только лишь перед собой, на черный шов сошедшихся створок, и на несколько секунд, пока был слышан монотонный шум, заключенный в тесной и все так же не совсем чистой кабине, он сосредоточился взглядом только на этих двух полосках черной резины. Стас понимал, что больше не может избегать собственных мыслей, поступая так, как он делал последние два месяца. Жизнь возвращалась в свое русло, и теперь он готовился осмыслить все произошедшее с ним еще раз. Это было необходимо сделать, если он намерен продолжить свою службу в "Уаджет" и жизнь во Фрактале, но Стас не понимал, действительно ли он хочет остаться после того, что с ним произошло.

Стас вздрогнул, когда лифт остановился и двери открылись перед ним. Он тяжело моргнул, ощущая сонную тяжесть век, и шагнул вперед. Створки дверей подъезда бесшумно разошлись перед ним, и Стас вышел на улицу, широко раскрытыми глазами глядя на чистое весеннее небо.

На дворе было уже девятое апреля, и ему не верилось в это. Почти весь февраль и весь март Стас провел в одном из госпиталь-блоков штаб-квартиры, отходя от серьезного ранения. Он потерял много крови и силы возвращались к нему медленно. Врачи сумели вырастить ему новую руку, хотя Стас, после своего "пробуждения" плохо помнящий то, что происходило в бункере Моканди, не сумел воспринять ее как нечто необычное. Она была его, можно сказать "родной": выращенная из его же стволовых клеток по последним технологиям, она функционировала так же, как и потерянная рука. После операции Стас часто разглядывал ее, словно бы силясь понять, в чем подвох, или же найти какой-то ужасающий изъян. Био-протез был безупречным, хотя пальцы слушались команд мозга пока что слабо и медленно. Три дня назад, перед тем, как его окончательно выписали, хирург сказал Стасу, что слабость и некоторая нечувствительность руки будет присутствовать еще некоторое время. Тогда Стас невольно подумал о старшем брифинг-инструкторе Левашове, уже долгое время передвигающегося на подобного рода био-протезах, до сих пор несколько неуверенно и чуть неуклюже. Стас не стал расспрашивать хирурга, но, кажется, "некоторое время" могло затянуться и на десятилетия. Впрочем, Стас был рад и тому факту, что не остался калекой.

Стас помнил свое "пробуждение". Он очнулся только третьего февраля, поздним вечером в медицинской палате, погруженной в бархатистый темно-синий сумрак. С момента завершения операции "Серебряный жук" прошло уже более суток. Он был слаб и испытывал острую жажду. Стас не мог поднять голову и посмотреть на то, что осталось от его правой руки, однако мысль о том, что он все еще жив, успокоила его. Дни полетели один за другим, сливаясь в одно бессмысленное светлое полотнище. Стас очень много спал, или же бессмысленно смотрел в потолок перед собой, слушая работу медицинской аппаратуры. В середине февраля его посетили Костя и Дима Светличевы, Леша и Таня. Им разрешили побыть лишь совсем немного, но Стас был рад видеть их. Он слабо улыбался, глядя на своих друзей, но его сердце сжималось от тоскливой боли — среди них не было Насти.

За день до операции его навестила Лена, та самая, с которой он познакомился осенью. Она была весела и оптимистично настроена, и Стас был слегка шокирован ее поведением. Словно бы ничего и не случилось, словно бы он не был на самом краю, едва не погибнув. Однако у него хватило ума понять, что она поступает так для того, чтобы приободрить его. Их разговор был коротким и полон всякой бессмысленной чепухи, но на всем его протяжении Лена держала его пальцы левой руки, и напоследок чмокнула в щеку.

Глядя на нее, и позже, после того как она ушла, Стас вспоминал Настю.

Настя снилась ему дважды. В первый раз он увидел ее во сне где-то в первых числах марта. Стас вновь лежал на белоснежном пластиковом полу, и Настя лежала рядом с ним, в бежевом боевом скафандре, забрызганным ярко-алой кровью. Ее светлые волосы так же тонули в растущей кровавой луже, и ее лицо было повернуто к нему. Только ее зеленые глаза были закрыты, и вместо этого шевелились ее губы. Стас силился понять, что она хочет сказать, пока она не умерла. Он проснулся в холодном поту, темноте больничной палаты, задыхаясь от ужаса и безграничной тоски.

Позавчера ночью он снова видел этот же сон, и теперь Стас думал о том, что эта череда кошмаров — лишь только начало.

Стас вдохнул холодный воздух, поежившись и заморгав на яркий свет. Он поднял воротник пальто, доставая из кармана черные перчатки. Не удержавшись, Стас пристально всмотрелся в кисть правой руки, медленно поворачивая ее из стороны в сторону. Вздохнув, он надел перчатки, зашагав по дорожке прочь от дома неуверенными шагами человека, самого не знающего, зачем он покинул стены и выбрался на этот теплый свет. Выйдя на улицу, он отбросил черную прядь прямых волос в сторону от остроносого лица, пряча руки в карманы и пальто и направившись в сторону окраин.

Он шел, глядя только лишь себе под ноги, дав мыслям свободу. Сейчас это было трудно, но Стас понимал, что он должен как-то это пережить. И было даже не важно, останется ли он во Фрактале дальше. Прежде, чем браться решать такие вопросы, следовало разобраться самим с собой.

В голове крутились мысли, касающиеся только победы "Уаджет". Стас не протестовал: это было лучше, чем вспоминать лица погибших. Уничтожение "Брахмана" и ракеты со страшной "начинкой" капсул-боеголовок окрылило командование. Всерьез велись разговоры о скором возобновлении подготовки к полномасштабному наступлению против Ткани. В средствах массовой информации вовсю гуляло новое определение — Третья экспедиция против Ткани, которая должна стать победоносной. Ведь на этот раз противостоять безликому чудовищу будут не обычные солдаты, а подготовленные и оснащенные всем необходимым для достижения своей цели специалисты из "Уаджет". Волна оптимистических заявлений лидеров различных стран уже прокатилась по всей Конфедерации.

Стас вернулся мыслями к пережитому в бункере. А ведь он едва не схлопотал себе серьезные проблемы. В штабе провели целое расследование, опираясь на кадры видеосъемки с компьютеризированных окуляров скафандров и показания свидетелей. Конечно же, командование интересовал Моканди. Стас смутно догадывался, что наворотил каких-то дел, ведь именно он убил старика.


read2read.net / Фэнтези / Фэнтези / White Pawn / Книга «Ангелы бедствий»

Поделитесь ссылкой в социальных сетях: